Первое российское интервью Fonterra

Источник: ИА DairyNews
ИА DairyNews взяло интервью у ведущего научного сотрудника направления пробиотиков исследовательского отдела Fonterra доктора Джеймса Деккера.
Первое российское интервью Fonterra
DN: Джеймс, расскажите о пробиотиках в целом. Что это такое и из чего их делают?

Fonterra реализует два штамма: HN 001 Lactobacillus rhamnosus и HN 019 Bifidobacterium lactis. Это бактерии, полученные из молочных продуктов. У Fonterra есть большой опыт использования подобных бактерий в производстве сыров, йогуртов и других бактерий. Примерно 15 лет назад мы решили обратиться к этим знаниям, чтобы выяснить, какими положительными свойствами для здоровья человека могут обладать эти штаммы. И вот уже более десятилетия мы целенаправленно используем эти бактерии в наших продуктах. 

DN: Из чего получаются пробиотики?

Один из двух штаммов – HN 019 был найден в йогурте. Второй – HN 001 ученые выделили из сыра из коровьего молока. Но они теперь выращиваются не в молоке, а в специальной среде для культивации. 

DN: Насколько мне известно, из-за того, что EFSA отрицает пользу употребления пробиотиков для здоровья, в Европе их популярность снизилась. 

Представители Европейской службы по надзору за безопасностью питания EFSA требуют, чтобы польза функциональных продуктов была исследована и доказана. EFSA считает, что такого рода продукты должны быть полезны и безопасны для человека вне зависимости от состояния его здоровья, и изготовитель должен предъявить доказательства этого. К настоящему моменту ни один из пробиотиков не смог удовлетворить всем установленным регламентам, несмотря на то, что попыток было множество. Похоже, что EFSA выдвигает чересчур высокие требования к доказательной базе.

Я считаю, что для отрасли очень важно иметь возможность продемонстрировать пользу пробиотиков, подкрепив свое утверждение отличной научной базой, рядом испытаний и перечнем фактических доказательств. В то же время, мне кажется, что решение EFSA не пропустить ни один штамм пробиотиков было слишком резким: агентство утвердило другие функциональные продукты при таком же уровне обоснованности пользы.

Но мы сейчас работаем над этим. Мы верим, что один из наших штаммов очень близок к тому, чтобы получить одобрение EFSA. Нам нужно только немного подождать – там увидим.

DN: Каким образом реализует Fonterra пробиотики: в качестве конечного продукта или ингредиента для молочной промышленности?

Обоими способами. Мы оформили лицензию DuPont, чтобы они могли представлять нас и продавать наши пробиотики. Я не уверен, слышали ли Вы о штаммах «HOWARU®», которые продает DuPont. Но один из наших штаммов в этой линейке называется «HOWARU® Rhamnosus», а второй – «HOWARU® Bifido». Они продают их в составе разных предложений: просто в капсулах и в качестве ингредиентов для молочной и других пищевых отраслей. Fonterra обладает огромным опытом в переработке молока и проделала большую работу по обогащению сухих молочных смесей и детского питания пробиотиками. Вы видите, мы можем продавать пробиотики как ингредиенты для молочной отрасли, так в качестве готовых продуктов, как например, детское питание.  

DN: То есть пробиотики возможно транспортировать на очень длинные расстояния, например, в Америку или Азию?

Сейчас нет никаких проблем экспортно-импортных отношений. Пробиотики признаны безопасными микроорганизмами, так что транспортировка обычно проходит без заминок.

DN: Вы не строите заводы для производства пробиотиков в других странах? В этом нет необходимости?

Наш партнер могут производить наши штаммы согласно лицензии на своих собственных заводах. Например, у DuPont есть производственные объекты в Европе. И если возникнет такая необходимость, они смогут самостоятельно подготовить штаммы в ЕС. 

DN: Каков общий объем производства пробиотиков Fonterra?

Я не могу сказать точно, какой общий объема производства пробиотиков DuPont, но показатели достаточно велики. 

DN: Знаете ли Вы, каков объем продаж пробиотиков за прошлый или позапрошлый год?

У меня, к сожалению, нет точных цифр, в том числе из-за того, что DuPont продает наши штаммы во многих странах. Но я точно знаю, что продажи пробиотиков растут, особенно в качестве ингредиента для молочной промышленности. Мы наблюдаем активный рост и укрепление спроса в этой категории в Китае и Северо-Восточной Азии. По мере того как развивается доказательная база пользы и стабильности пробиотиков, они становятся все более популярными.

DN: Как много заводов у компании Fonterra?

У Fonterra есть один производственный объект для молочных микроорганизмов в Новой Зеландии. В то время как у DuPont есть минимум два завода: один в Европе и один в США. Возможно, у них есть еще и другие производственные мощности. 

DN: Какова роль пробиотиков в торговой деятельности Fonterra?

Fonterra – это мировой гигант молочной промышленности. Основная часть торговой деятельности Fonterra приходится на поставки молочных продуктов потребления: и ингредиентов, и готовой продукции. Это очень большой диверсифицированный бизнес, и пробиотики, возможно, представляют лишь маленькую его часть. Но они очень хорошо вписываются в рамки исследований пищи и детского питания, которые мы проводим. 

В области пробиотиков мы очень скрупулёзно работаем над достоверным обоснованием безопасности. Очевидно, что безопасность очень критична для любого пищевого ингредиента, и пробиотики не исключение. И теперь, когда мы доказали, что эти штаммы безопасны, мы можем сконцентрироваться на доказательстве их пользы для здоровья. Мы работаем с профессионалами со всего мира над клиническим испытаниями, чтобы выяснить полезные свойства наших пробиотиков. 

Мы также много работаем над стабильностью. Вы прекрасно понимаете, что пробиотики должны оставаться живыми в продукте вплоть до момента употребления, чтобы это ни было: капсула или порошковое вещество. Чтобы доказать, что наши штаммы устойчивы, мы порделали много работы. У нас, кстати, особенно хорошие результаты в таких продуктах, как сухое молоко: срок хранения (shelf life) достигает 2 лет.

DN: Вы работаете с какими-то российскими исследовательскими институтами?

Еще нет. Но, как Вы можете знать, я и мой коллега Сергей Украинцев совсем недавно посетили Россию. Мы встречались со многими учеными, в основном среди них были специалисты по детскому питанию. 

DN: Когда это было?

Мы прилетали в феврале этого 2013 года.

DN: С кем бы Вам хотелось сотрудничать здесь?

Я пока не уверен. Мы разговаривали с несколькими очень опытными специалистами в области педиатрии, которые работают в лечебных учреждениях. Они сами активно участвуют в исследованиях. У нас были очень живые дискуссии о перспективах, но на настоящий момент конкретного плана нет.

DN: Насколько я поняла, у Вас есть две целевые категории продуктов с пробиотиками. Первая – детское питание. В этом случае Fonterra фокусируется на растущих рынках, как, например, страны BRIC, к которым относится и Россия. Вторая категория – питание для людей пожилого возраста. Этот продукт вы полагаете продавать в основном в Европе. Верно?

Да, если простыми словами все изложить. 

DN: Сертифицированы ли ваши пробиотики согласно технической регламентацией ТС?

Конечно, наши пробиотики соответствуют требованиям. 

DN: Какие штаммы есть у Fonterra?

У нас есть два штамма, которые продаются. Первый HN 001 Lactobacillus rhamnosus. Мы провели ряд испытаний, в ходе которых доказали, что если вы даете этот пробиотик младенцу, то вы снижаете риск заболевания экземой примерно на 50%. Поэтому мы упорно работали над тем, чтобы HN 001 можно было добавлять в детское питание и в сухие молочные смеси. В составе этих продуктов этот пробиотик очень полезен. В настоящий момент я провожу клинические испытания с целью обнаружить другие полезные свойства этого штамма для младенцев.

Здесь есть хорошие перспективы: мы видим заинтересованность производителей детского питания. Как вы знаете, с экземой практически ничего невозможно сделать, разве что лечить симптомы. Поэтому полезные свойства данного пробиотика настолько удивительны.

Второй штамм пробиотиков – HN 019 Bifidobacterium lactis. Возможно, названия не очень удачные (смеется). Мы обнаружили, что этот штамм заметно сокращает риск детских заболеваний. Мы провели крупное исследование несколько лет назад в Индии и зафиксировали снижение риска острых респираторных заболеваний и других распространенных детских инфекций.

Итак, есть серьезные причины обогащать детское питание с помощью этих двух штаммов. 

DN: Предполагает ли Fonterra основным экспортным продуктом в Россию сухие детские молочные смеси, обогащенные названными пробиотиками, и подобными продуктами?

Я думаю, да. Мы можем предложить эти штаммы уже в составе детских сухих смесей или как ингредиент. 

Как я сказал, мы были в России, общались с множеством педиатров и ученых. Мы были приятно удивлены их знаниями в области пробиотиков. Идея здорового питания в России очень сильна, поэтому нам не пришлось никого убеждать, что у пробиотиков есть преимущества. Я считаю, что мы сможем работать с российскими производителями и укреплять научную базу использования полезных бактерий. Необходимо понимать, что не все пробиотики одинаковые, и для определенных целей нужно использовать определенный штамм. Например, если вы хотите укрепить защиту против экземы, то существует всего пара пробиотиков, которые обладают таким свойством, причем один из них – HN 001. Если вы хотите защитить от диареи или от респираторных заболеваний, то, возможно, нужно поискать другой штамм. Предстоит много работы по подбору «правильного» пробиотика, и ее мы можем проделать совместными усилиями с местными производителями. 

DN: На Российском молочном рынке уже присутствуют несколько компаний, которые предлагают продукты, обогащенные пробиотиками. Известно ли Вам что-либо об этих штаммах?

Да, я знаю, что два самых распространенных штамма – это LGG и BB12. Существует множество работ, связанных с ними. Но мы обнаружили, что эти штаммы стали привычными для потребителей, и они сейчас ищут что-то новое. К тому же существуют пробиотики, которые работают лучше названных или обладают другими более важными свойствами. В итоге рынок сейчас требует новые штаммы пробиотиков, в том числе из-за этого возникает необходимость сильной доказательной базы их полезных свойств.

DN: Для чего предназначены эти два самых распространенных штамма?

Я считаю, что у этих двух штаммов очень широкая область применения: не только пищеварение, но и, возможно, укрепление иммунитета против инфекций. На настоящий момент мы можем продемонстрировать позитивное воздействие наших пробиотиков на иммунные маркеры, но задача стоит доказать, что это влияние может обозначать укрепление здоровья или защиты от заболевания. Fonterra проводит много исследований, чтобы ясно доказать пользу своих пробиотиков. 

DN: Как Вы сказали, в некоторых странах Fonterra работает через DuPont. Как компания планирует работать в России?

Скорее всего, с крупными клиентами мы будем работать напрямую. Мы также собираемся сохранить связи, которые мы создали во время визита в Россию в этом году. DuPont, в то же время, начал переговоры с местными потенциальными покупателями. То есть мы будем работать и через них, и напрямую.

DN: Что из себя представляет отдел R&D в Fonterra?

Я работаю в исследовательском центре Fonterra. Территориально мы расположены в Палмерстон-Норт (город на Северном острове Новой Зеландии). На объекте работают примерно 400 человек, все заняты исследованиями в области молочной промышленности. У нас необычайно крупная площадка для выработки, где мы можем воссоздать почти любой процесс молочного производства. То есть мы можем виртуально исследовать все аспекты любого молочного продукта с этапа лабораторной разработки до конечного продукта. В команде, где я работаю, есть специалисты по молочным белкам, липидам молока, углеводам и другим компонентам молока, которые могут обладать определенным воздействием на здоровье. Исследовательский центр Fonterra существует уже около 75 лет. У нас есть гигантский опыт инноваций в области молочной отрасли.

DN: Исследовательский центр обеспечивает научную поддержку и анализы и для заводов, и для фермеров, входящих в кооператив Fonterra?

Исследовательский центр скорее работает с молоком с того момента, как оно покидает ферму. Существуют другие исследовательские центры, которые сконцентрированы на том, что происходит в хозяйстве и на пастбищах. 

DN: Существует только один исследовательский центр для департамента исследований и развития Fonterra?

Да, это основной исследовательский центр компании. На наших молочных заводах есть свои маленькие исследовательские отделы, которые сконцентрированы на технической стороне производства. У нас есть небольшие центры по развитию в США и Европе, сфокусированные на поддержке конечной продукции.  

DN: Субсидирует ли каким-либо образом деятельность Исследовательского центра Fonterra государство Новой Зеландии?

Мы получаем некоторое финансирование от государства на исследовательские работы, но обычно мы должны конкурировать с другими исследовательскими группами, которые работают в других областях исследования питания. Но основное финансирование исследовательских работ мы получаем от Fonterra. 

Возврат к списку

27.07.2022
Мысль о том, что с Беларусью стоит обсуждать не только свободный рынок для готовых продуктов, но и вопрос свободного рынка для сырья, высказал генеральный директор «Союзмолоко»Артем Белов в ходе «Молочных сессий». Интеграция России и Беларуси началась уже давно и продолжает развиваться, некоторые эксперты считают, что эти рынки уже практически слились в один. The DairyNews собрали мнения экспертов о ситуации на молочном рынке двух стран, степени интеграции и возможных последствиях «свободного рынка» для РФ.
Читать полностью
Календарь