Артем Копылов, «Агромиг»: Я хочу конкурировать с John Deere в поиске лучших решений для фермеров

Источник: abireg.ru
В стране уже стартовала уборочная кампания. Воронежские аграрии на юге области приступили к уборке озимых и ранних яровых культур. Срок и качество хранения убранного зерна во многом зависят от его правильной обработки. О новых технологиях послеуборочной техники, конкуренции с мировыми лидерами-производителями и развитии собственного технопарка «Абирегу» рассказал владелец завода зерносушилок «Агромиг», депутат Воронежской облдумы Артем Копылов.
Артем Копылов, «Агромиг»: Я хочу конкурировать с John Deere в поиске лучших решений для фермеров

После некоторого затишья весной этого года у вас наблюдалась повышенная медийная активность. С чем она связана?

С некими месседжами, которые я хотел озвучить в публичном поле. О том, что деятельность нашей компании в прошлом году вышла на рекордные показатели и мы значительно продвинули конвейерную технологию. За год мы произвели более 150 зерносушилок. В том числе изготовили самую большую зерносушилку, которую заявили в Книгу рекордов Гиннесса. Этот рекорд уже зафиксирован. Более того, мы произвели самое большое количество конвейерных зерносушилок в мире, обогнали даже конкурентов, которые существуют на рынке 50 лет. Соответственно, у меня появилось новое видение перспектив компании, с этим и связана наша медийная активность, поскольку многие партнеры задают мне вопросы, я просто решил публично на них ответить.

Сложившиеся экономические условия подкинули проблем или открыли новые возможности?

Когда привычные условия меняются, где-то становится легче, где-то – тяжелее. На долгосрочную перспективу ничего не изменилось в нашей деятельности. Разумеется, бизнес подстраивается под сложившуюся ситуацию, ходили слухи, что, мол, не будет комплектующих, у нас, к примеру, итальянские горелки. Но нет, все нормально, мы их закупили с избытком, хотя поставщик нас уверил, что они найдут способ поставлять их в Россию. А если все же их перестанут поставлять, мы просто перейдем на наши российские комплектующие.

Стоимость продукции изменилась?

Да, она несколько возросла в связи со скачком цен у наших поставщиков. Но сейчас произошел откат цен на металл, и на большую часть продукции мы также сделали для клиентов акционную скидку. Продажи мы фиксируем на уровне прошлого года.

Расскажите, с какими производственными и финансовыми показателями планируете завершить этот год.

Нынешняя нестабильность привела к некой неопределенности на рынке, поэтому, думаю, что все показатели сохранятся примерно на уровне прошлого года. В 2021-м суммарный оборот группы компаний составил 1,2 млрд рублей. Основная наша продукция – двухпоточные зерносушилки конвейерного типа. К тому же мы единственные в мире, кто выпускает инфракрасные зерносушилки, это занимает порядка 5% нашего оборота, также производим транспортное оборудование для перемещения зерна и металлоконструкции для его переработки.

А чистая прибыль у вас увеличится или уменьшится?

Думаю, что сохранится такой же. Мы почти всю получаемую прибыль инвестируем – либо в товарные остатки, либо в закупку оборудования. Мы развиваемся колоссальными темпами, а чтобы этот прирост обеспечить, нужны финансовые ресурсы. В прошлом году в покупку станков мы инвестировали 30 млн рублей, соизмеримые суммы были вложены в опытные образцы продукции. У нас довольно широкая линейка продукции, поэтому для того, чтобы что-то продать, нужно изготовить это в достаточном количестве. Наша чистая прибыль – это то, что остается после инвестирования, она составляет примерно 3 млн рублей. К тому же мы уже переезжали трижды, поскольку производство расширяется, и в каждом новом помещении было необходимо сделать ремонт, подготовить здание для полноценного производственного цикла. Сейчас нам интересна площадка в Нововоронеже, мы планируем ее развивать и обустраивать под собственные нужды. Это бывшие площади предприятия «Атомэнергозапчасть», на его базе мы планируем реализовать проект технопарка.

Расскажите подробнее об этом проекте.

Когда мы только начинали, у нас была небольшая мастерская в Воронеже. Работало в ней тогда около 10 человек, потом мы стали расти и нам потребовались производственные помещения. Сначала в аренду. Но ничего подходящего не находилось – то не было подъездных путей, то подъемных механизмов. Или нельзя было ничего менять. Это до сих пор является проблемой – готового производственного помещения практически не найти. Поэтому у меня родилась идея – поделить производственные цеха на сектора, я эту идею почерпнул в ОЭЗ в Татарстане.

Большой цех в 20 тыс. кв. м был поделен на боксы по тысяче кв. м. Там все под ключ для производства. Ты заходишь, арендуешь и работаешь. У нас в регионе ничего подобного не было. И вот мы решили попробовать. Площадка в 10 тыс. кв. м – «Воронежагротранс», мы ее взяли в «убитом» состоянии. Восстановили, поделили на сектора, сдали в аренду, у нас было шесть резидентов, которые производили различную продукцию.

Но в Татарстане резиденты технопарка были независимы друг от друга. А я хотел коллаборацию. Мы предоставили своим резидентам услугу по пользованию станочным парком, они могли заказывать у нас услуги по металлообработке. Это сокращало логистическое плечо и давало возможность быстро выполнить заказ. То есть то, что раньше делалось за три недели, у нас выполнялось за два дня. Это пользовалось спросом. У нас арендовали помещения производители кран-балок, трансформаторов, редукторов. Мы стали расти, и производство зерносушилок стало вытеснять других арендаторов. Поэтому там сейчас располагаемся мы – у нас две трети производственных площадей – и завод по производству трансформаторов «Энергон».

Идея технопарка показала себя эффективной. Плюс все резиденты расширили свои производства. Это и есть, по сути, цель технопарка. Но мощности старой площадки не позволяют эти цели реализовывать дальше. Поэтому-то мы и решили развивать новую площадку, ее площадь составляет 86 тыс. кв. м, рассчитываем, что наша идея получит новое воплощение и нам удастся «вырастить» под своим крылом 5-10 новых промышленных предприятий для Воронежской области. Инвестиции в развитие технопарка вкладываются поэтапно – вероятно, будет три этапа по 30-40 млн рублей.

Почему вы решили развивать площадку под технопарк именно в Нововоронеже? Не было вариантов в ОЭЗ, индустриальном парке?

Смотрите, речь идет о готовом помещении. В Воронеже готовых производственных помещений такого объема просто нет. Технопарк – это инфраструктура, там располагаются различные компании, в том числе и та, которой я руковожу. На базе нововоронежской площадки мы разворачиваем линию производства металлоконструкций сельхозназначения (оборудование для послеуборочной обработки зерна). Инвестиции в это производство составили порядка 50 млн рублей. Планируемый объем производства – 500 млн тонн в год.

Емкость рынка стала больше?

Мы всегда производили только конвейерные зерносушилки. По сути, мы создали этот рынок, в России его не было. И только в прошлом году несколько компаний, в том числе и «Воронежсельмаш», стали тоже производить конвейерные сушилки, но объем их производства в разы меньше, чем у нас. Мы занимаем треть рынка производства конвейерных зерносушилок. Наша цель на ближайшие год-два – производить 200 зерносушилок в год.

Велика ли кредитная нагрузка вашего предприятия?

У нас есть льготный кредит от Фонда развития промышленности, так называемые оборотные средства. Кредитная нагрузка в целом невелика – не больше 50 млн рублей.

Как изменилась расстановка сил на рынке зерносушилок в последнее время?

Сейчас мы позиционируем себя не просто как производителя зерносушилок, но всего послеуборочного оборудования: это зерноочистка, транспортное оборудование. Рынок сейчас в этом направлении освободился примерно на 20% за счет ухода зарубежных компаний. Думаю, освободившиеся ниши постепенно займут отечественные производители, только нужно поддерживать качество на высоком уровне. Мы за семь лет кардинально обновили свой продукт – и внешне, и по качественным характеристикам. Раньше мы давали пять лет гарантии, с этого года будет семь. Мы идем на это, потому что абсолютно уверены в своей продукции.

То есть когда вашим сушилкам будет 50 лет, вы будете давать гарантию в 50 лет?

Если нашим сушилкам будет 50 лет и они покажут себя в эксплуатации надежной техникой за это время – почему нет? Моя миссия такова: я хочу, чтобы КФХ получали сервис – когда поставщик не бросает проданное им оборудование, а гарантирует качество, сопровождает клиента в течение всего срока эксплуатации приобретенного оборудования. Это как ТО автомобиля, это удобно. А на рынке сельхозтехники до сих пор владельцы сами вынуждены ее обслуживать. Поэтому мне важно быть не только новатором в технологии, но и в сервисе.

Дорого обходится обслуживание зерносушилок?

Стоимость одной зерносушилки равняется стоимости среднего по комплектации автомобиля «Мерседес», то есть приблизительно 10-15 млн рублей. Техобслуживание составляет 100 тыс. рублей в год в зависимости от размера зерносушилки.

По структуре ваши основные клиенты – КФХ или крупные холдинги?

В основном это сельхозтоваропроизводители, имеющие земельные участки площадью 3 тыс. га. Даже у таких небольших фермеров оборот под миллиард рублей в год. Тем, у кого, допустим, всего 100 га – им зерносушилка ни к чему, не тот объем.

Зерносушилки под брендом «Копылов» – это дань моде или желание прославиться?

Это дополнительная самодисциплина и ответственность за качество. Такой своеобразный знак качества. Почему на западе называют компании фамилиями владельцев? Они готовы взять ответственность за качество. Получается, наша продукция – это продолжение меня, я несу ответственность за ее качество. Мы планируем составить конкуренцию технике John Deere, а он называется своим именем уже 200 лет! Бывают ли у John Deere проблемы, недочеты в работе? Конечно. Но они решают их. Так и мы будем. Мы видим инновационные продукты и не боимся их продвигать. Поиск лучших решений для фермеров – в этом мы хотим конкурировать с John Deere.

Почему раньше не было конвейерных зерносушилок? Это ваша технология?

Эта технология была, но не была распространена. Считается, что это самая дорогая сушилка. Мы ее детально изучили, поняли ее преимущества и решили, что можем предложить клиентам хорошую конкурентную цену. Показали, как они могут экономить на ней. Возьмем сушилку на 30-50 тонн. Раньше в Советском Союзе были вертикальные шахтные сушилки. Разница между нашей и вертикальной шахтной: шахтная будет монтироваться месяц, это в общем-то здание в 10 этажей, ему нужен фундамент, соответственно, разрешение на строительство. Наша устанавливается за день, как контейнер, может ставиться без фундамента, мобильная, может быть утепленной. Наверное, гораздо лучше, чем строить, просто получить уже готовое. И если посчитать все затраты на строительство, то выгоднее приобретать именно конвейерную зерносушилку. Теперь представьте качество этих сушилок: в шахтной нельзя сушить с влажностью выше 40%, много дробленки получается при сушке, шахтная сушилка в случае пожара сгорает за час. А на наших можно сушить с большей влажностью. Есть производители, которые производят пять видов сушилок. Мы не производим разные виды сушилок, не подстраиваемся под рынок: мы уверены в том, что конвейерная сушилка лучшая. И убеждаем в этом своих клиентов. При этом мы хотим расширить линейку техники, выбрать инновационные продукты и с помощью нашей клиентской базы получить обратную связь. Это десятки видов единиц техники и разные модели. Тогда мы можем составить конкуренцию мировым лидерам.

Будете ли в перспективе развивать экспортные поставки?

Да, в наших планах есть задача выйти на мировой рынок. Недавно отправили нашу зерносушилку в Латвию. В Казахстан в прошлом году поставили семь сушилок. В 2021 году мы как экспортеры заняли третье место в Воронежской области. Но основной рынок у нас, конечно, российский. В стране колоссальный дефицит сельхозтехники – низкая укомплектованность комбайнами, сеялками, тракторами. Потенциально этот рынок очень привлекателен. Поэтому мы и хотим освоить производство различных видов сельхозтехники.

Какие задачи вы как депутат решаете в облдуме?

Поскольку я занимаюсь промышленностью, соответственно, у меня идеи в этом направлении. Развитие технопарков, помощь их резидентам в развитии. Есть программы субсидирования, гранты, управленческая поддержка. Вот поэтому я создаю технопарк «Атомэнергозапчасть», там уже идут ремонтные работы, к сентябрю 2023 года, думаю, закончим. В технопарк приходят крепкие середнячки, у которых есть деньги на аренду и развитие, но нет возможности приобрести свои собственные помещения. Мне бы хотелось развивать законодательные инициативы в помощь резидентам технопарка. Чем больше будет создано устойчивых предприятий, тем успешнее будет моя деятельность в облдуме.

Как распределяете свое рабочее время?

70% – на бизнес, 30% – на политику. Часть работы связана с общением с избирателями в своем округе: помощь школам, больницам, матпомощь многодетным семьям и ветеранам.

Как вы познакомились с президентом?

Был федеральный конкурс «Немалый бизнес», в котором наш завод победил. Ну и президент поздравил нас с этим результатом. А через месяц меня пригласили выступить на российском инвестиционном форуме в качестве спикера по проблематике малого и среднего предпринимательства. Почему именно меня? Вероятно, потому, что «Агромиг» победил в конкурсе, потому что мы показали быстрый и устойчивый рост с новым продуктом и прочувствовали на себе все трудности этого пути.

Изначально вы же не были связаны с сельским хозяйством, занимались ядерной физикой. Как вы к этому пришли?

У меня отец занимался бизнесом, продавал запчасти, сельхозтехнику, руководил сельхозпредприятием. Доказал мне перспективность этого направления бизнеса.

И в заключение небольшой блиц. Вы считаете себя щедрым человеком?

Все должно быть в меру. Не много и не мало. Много – это расточительность. Мало – жадность.

Вы оптимист или пессимист?

Однозначно оптимист.

Насколько вы самостоятельны в принятии решений?

Сначала советуюсь с компетентными людьми, а потом принимаю решение.

Возврат к списку

24.05.2024
Новость об уходе компании Chr. Hansen, крупнейшего поставщика заквасок для российских молокоперерабатывающих комбинатов, наделала много шума в отечественной молочной отрасли. The DairyNews собрал комментарии экспертов, чтобы узнать, как повлияет уход датской компании на российский рынок кисломолочной продукции, отразится ли это на ценах, ассортименте и качестве продуктов, и есть ли варианты для замещения закваски другими производителями.
Читать полностью