Комментарий эксперта

Дмитрий Грачев, Председатель российского кормового союза (РКС)*
Дмитрий Грачев, Председатель российского кормового союза (РКС)*:

Дмитрий Михайлович, насколько сильно в этом году изменилась ситуация у сельхозтоваропроизводителей в связи с ростом цен и еще большими ограничениями в плане поставок в Россию используемых отраслью товаров, включая различные компоненты для производства комбикормов и премиксов?

— Монополизация и картелизация – главный подводный камень для агроэкономики России, на котором она уже опасно балансирует, несмотря на многочисленные победные реляции о росте производства кормов, мяса, молока и прочего. Неподготовленный мозг обывателя, в отличие от серого вещества опытных в этих вопросах чиновников, приходит в восторг от блистательных прогнозов Минсельхоза РФ по аквакультуре, нефтегазовым протеинам, картофелю-фри и тотальному аминокислотному прорыву. В этом эпохальном «окне возможностей» потеря более трети фермеров за пятилетку, по данным Росстата, выглядит досадной случайностью, никак не связанной с результатами целенаправленной работы госаппарата.

Вероятно, это и есть чья-то государственная смарт-стратегия, подкрепленная современной SWOT- и PEST-аналитикой, но пока же, на мой заурядный взгляд, все выглядит как абсолютно циничный, невиданный доселе в новой России геноцид российского глубинного крестьянства.

В кормовом секторе дела обстоят не лучше: после знаменитой на весь мир прошлогодней «чистки» российского рынка Россельхознадзором, коррупционная пенетрация достигла апогея. В стране не осталось практически ни одного рыночного игрока, не замешанного в системе откатов, публичного вымогательства и противозаконного протекционизма в рамках спешно сформированного кормового картеля.

Характерно, что к местной, по сути криминальной, инициативе мошенников новой волны без особых размышлений и рефлексий на тему комплаенса подключились некоторые крупные иностранные компании, на весь мир кичащиеся своей безупречной репутацией и безукоризненным соблюдением бизнес-этики. И все это системное управленческое безумие (в государственном смысле) никаким образом не связано с санкциями и политикой. Третий год кряду мы наблюдаем аферы и мошеннические схемы, неумело и нагло прикрываемые чиновниками и псевдопатриотическими лозунгами об импортозамещении и «слезании с импортной иглы».

Насколько сильно ценовая ситуация в России отличается от ситуации на мировом рынке, если говорить о кормовых добавках?

— Во-первых, импортозамещение в нашей сфере – миф, активно поддерживаемый рядом мошенников от бизнеса и чиновниками, либо непосредственно вовлеченными в откатные схемы, либо делающими паблисити на хайповых лозунгах. Ни одна ведущая страна-экспортер продукции животноводства не попалась на эту примитивную удочку. Лидерам мирового рынка намного дешевле и проще купить ключевые сырьевые кормовые добавки (витамины, аминокислоты, оргкислоты и т.д.) там, где, условно говоря, плевать на экологию, страховые риски и достойную оплату труда.

Во-вторых, иметь все свое тоже не помешает, но первые же наши проекты по импортозамещению оказались на поверку ничем не прикрытыми мошенническими схемами по изъятию маржи у животноводов. А ведь именно они заплатили сполна за искусственно создаваемые ограничения по лизину, треонину, холину и некоторым другим кормовым добавкам.

Фермеры не просто так вываливались из экономики в прошлом году. Им приходилось платить в 5-7 раз дороже рыночных цен за лизин, импортозамещение по которому в России одно из самых высоких в мире. Автоматически, в силу правил кормления, в условиях искусственно созданного картелем дефицита, многие фермеры, даже не осознавая причин, получали корма на 20-30% дороже, чем те же самые рецепты у крупных интеграторов. Справедливости ради стоит подчеркнуть, что часть лизинового «оброка» пришлось также заплатить и последним – через монополии премиксеров, вовлеченных в картельные схемы.

Сегодня, после серии скандалов и жалоб (РКС своевременно направил письмо на эту тему даже президенту), цены на лизин стабилизировались. Но сформированная мошенническая структура никуда не ушла, она укрепилась, и в любую минуту может быть запущена по любой из полутора тысяч кормовых добавок, применяемых зоотехниками по миру. Впрочем, в РФ, через умело расставленные регуляторные барьеры и банду так называемых «решал», просачивается не более трети мирового ассортимента. На то он и картель.

В целом, даже в самых оптимистичных сценариях, Россия сможет «импортозаместиться» с нынешнего демотивирующего 1% до духоподъемных 3% в горизонте 5 лет, о котором нам объявили недавно руководители Минсельхоза РФ. В любом случае, выжившим на сегодня двум третям фермеров я рекомендую заранее подготовиться к этому решительному научно-техническому прорыву.

Насколько сильно Россию условно «спасет» Китай? Или же насколько вообще реально у нас развить производство ключевых аминокислот для производства премиксов?

— Противозаконный кормовой картель, тщательно оберегаемый чиновниками, о котором я рассказал выше, является пока непреодолимым барьером для развития отечественной зоотехнии в целом. Будь то Китай, США или Беларусь – не важно, войти на наш рынок, начиная с июля 2021 года, и даже с самым инновационным в мире продуктом, можно лишь через зеленый свет от картеля, щупальца которого протянулись уже и за границы РФ. За прошедшие полтора года противозаконных экспериментов над кормовым рынком система фильтров отработана, законодательство адаптировано, исполнители обучены, суммы и проценты согласованы. Временно приостановила процесс централизованного отжима прибыли и передела рынка у животноводов лишь СВО. Передел кормового рынка уже практически состоялся.

Отсутствие реальной производственной конкуренции разработчиков и производителей кормовых добавок, включая отечественных, – главный и самый опасный для общества результат коллективного художества чиновников и отъявленных барыг, включая иностранных. Взгляните на речи и презентации ряда сановных руководителей Минсельхоза РФ, отчеты контролируемых ими аналитических агентств и так называемых «экспертов»: рынок кормовых добавок оценивается ими публично исключительно в рублях и тоннах! Это как рынок человеческих лекарств оценивать по числу проданных гробов в ритуальных службах.

Например, запретив для ввоза в РФ буквально два-три ферментных продукта, можно легко продемонстрировать руководству страны 200% роста в тоннах на фоне снижения цены за единицу продукции. Зоотехники сразу поймут, о чем я говорю. Или, в крайнем случае, с помощью карманных профсоюзов, никем не признанных экспертов и СМИ убедительно объяснить доверчивой публике неизбежный в условиях искусственно созданной монополии ценовой скачок. Логистический кризис в Китае, монополия Запада, ГМО, санкции и другие наработанные картелем клише-страшилки маскируют реальные причины проблем. Именно это мы и наблюдали в 2021 году – новоиспеченный картель «тренировался» тогда на лизине. Половина лизина, потребляемого в России, кстати сказать, была именно из Китая.

К слову, заместитель министра сельского хозяйства РФ на днях объявила о государственном курсе импортозамещения по ферментам. Здесь я могу лишь заранее посочувствовать практически всем нашим животноводам.

Насколько реально, чтобы создаваемые в России производства могли бы полностью обеспечить отрасль доступными, качественными кормовыми решениями? И какие производства Вы могли бы выделить, как эффективные?

— Моя институтская специальность и профиль диссертации – ветеринария и кормление, а четверть века в науке и бизнесе позволяют не водить за нос коллег по цеху: в ближайшее десятилетие импортозамещение невозможно. Более того, в той парадигме, которую нам всем навязывают разнообразные мошенники и незадачливые руководители, оно реально опасно, что многие уже ощутили на собственной шкуре. Так, Китаю на частичное импортозамещение по кормовым добавкам потребовалось более 30 лет, и при этом китайский глобальный химпром в значительной степени зависит сегодня от know-how и фундаментальных западных исследований в области кормления и кормопроизводства. Как, впрочем, и Россия.

Мы в теории можем запустить (купить) производство ряда единичных, главным образом, так называемых сырьевых кормовых добавок, но что делать дальше? В стране не осталось ни одного исследовательского центра по кормлению животных и, в отличие от Китая, к нам вряд ли уже приедут с Запада квалифицированные специалисты, чтобы компенсировать отсутствие собственных научных разработок и кадров.

Многие лидеры российского рынка и сегодня полностью обслуживаются зарубежными экспертами по части зоотехнии. И правильно делают, кстати сказать. Пока в стране не устранят диктат демагогов, мошенников и казнокрадов, любые новые проекты либо не стартуют по умолчанию, либо закончатся серией провалов именно по причине того, что их навязали правительству авантюристы, распиливающие бюджет и вымогающие у международного бизнеса долю через так называемую «локализацию». Мы опять возвращаемся к главной проблеме – отсутствию свободного рынка и честной конкуренции продуктов и, что также важно, — сервиса "в полях".

В условиях военной экономики подобная монополия, наверное, стала бы идеальным решением, но тогда инвестировать в импортозамещающие кормовые проекты должно министерство обороны. При условии расстрела из зенитного орудия коррумпированной картельной верхушки, разумеется.

Исторически, передав в начале века под монопольный контроль ветеринаров, российскую зоотехнию, государство поставило жирный крест на ее развитии и уничтожило отраслевую науку. Целый сектор животноводства, определяющий до 80% себестоимости его продукции, оказался в полной зависимости от западных систем кормления, технологий кормопроизводства и импорта кормовых добавок. За редким исключением, примеров успешного производства высококачественного продукта, обеспеченного мощным научно-техническим сервисом, я в России не знаю. Причины, я надеюсь, многим уже понятны.

Что, на ваш взгляд, в этой ситуации делать отечественным сельхозпроизводителям? Есть ли у них способы снизить себестоимость производства молока, при этом не снижая его качество и продуктивность животных?

— Молочное производство в меньшей степени зависит от всего того, что я описывал выше, — речь, в основном, шла о рынке кормов для моногастричных, но и здесь имеется потенциал. Например, многие годы на рынок РФ не пускают мировых лидеров производства так называемых «защищенных» кормовых добавок, производство которых в России вряд ли начнется в обозримом будущем. С одной стороны, подобные современные продукты для жвачных, тот же самый защищенный лизин, не могут преодолеть многочисленные препоны регулятора-монополиста, с другой – сам рынок в РФ не был так интересен из-за своей неразвитости по части технологий и систем кормления.

При всем уважении к нашим производственникам, в целом по стране мы до сих пор не готовы к тонкой настройке систем кормления – и в науке, и на практике. Коррупция и «мутное» законодательство не улучшают ситуацию, а отсутствие экономической стабильности, гарантий государства и «яйцеголовых» энтузиастов в этой сфере поднимают стартовую финансовую планку новых проектов на порядок. И если производственный бизнес-сегмент по молоку относительно быстро восстановился, в чем, кстати сказать, неоценимую роль сыграли наши западные партнеры-поставщики кормовых добавок, то научный отечественный ресурс практически уничтожен. Мы будем вынуждены годами плестись в хвосте мировых научных инициатив и пытаться «спараллелить» новые западные технологии.

Каковы ваши экспертные прогнозы на будущий год? Что отрасль, сельхозпроизводителей ждет в следующем году?

— Ничего хорошего, к сожалению. Выживут не самые умные и талантливые, а наиболее хитрые и бесхребетные. Искусственные монополии станут крепче, конкуренция окончательно ослабнет, этим обязательно воспользуются чиновники. Услуги «решал», выросшие на порядок уже в этом году, станут еще дороже. Все это неизбежно понизит конкурентоспособность продукции не столько для крупных экспортеров, сколько для широкого спектра мелких и средних производителей – базового «субстрата» любой экономики в мире. И все это «счастье», в итоге, лишь усугубит мой прогноз на конец следующего года – без надежного и стабильного фундамента отечественная зоотехния не тронется со своего, известного всем коллегам места. Картели уже захлестнули кормовой бизнес и, скорее всего, они распространятся в наступающем году на рынок премиксов.

Высшее руководство страны вряд ли заинтересуется этой темой, во всяком случае все наши письма «наверх» повисли в воздухе и не получили должного общественного и профессионального резонанса. И это понятно – запуганные, оставшиеся «в живых» немногочисленные кормовики-импортеры в целом молчат и исправно выплачивают откупные, фермеров – как корова языком слизала, крупные интеграторы проявляют свойственную им сдержанность, так называемые «профсоюзы» забавно балансируют между приказами своего главного заказчика и недружным ропотом растерянных представителей наших -водств.

Неудивительно, что отсутствие внятной поддержки со стороны бизнеса и производственников, включая независимое бюджетирование, не стимулирует и РКС проявлять в одиночку полевые воинские подвиги.

Дмитрий Михайлович, по итогам прошлого года The DairyNews справедливо назвал Вас «Борцом года», поскольку Вы стали голосом отрасли, озвучивающим то, о чем многие не хотели или боялись говорить. О чем сегодня душа болит? Чего Вам, как председателю Российского кормового союза, удалось добиться совместно с единомышленниками?

— Тот факт, что РКС еще формально существует – уже событие года! Перед нами выстроился опытный, дисциплинированный и скоординированный отряд коррумпированных чиновников, крышуемых ими барыг и целый сонм PR-халдеев, обслуживающих всю эту камарилью и получающих долю от украденного или отнятого у кормовиков, животноводов и госбюджета.

В прошлом году общий ущерб животноводству от махинаций картеля мы оценили в более чем 100 млрд. рублей. Все расчеты, произведенные экспертной группой РКС, «наверху» имеются и при желании могут быть легко проверены и уточнены. Пострадали, в основном, производители малого и среднего сегментов животноводства.

В этом году нам было отказано в оперативном получении официальной статистики, хотя официальные тонны и рубли, как я объяснил выше, не интересны для профессионального анализа. В задачах РКС всегда стоял вопрос по восстановлению профессиональной статистической отчетности в отрасли, но без принципиальной смены государственной парадигмы, от лозунгов и тотального контроля – к рабочему диалогу и сотрудничеству со всеми здоровыми силами бизнеса. РКС представляет собой лишь законсервированную альтернативу существующей деструктивной системе управления.

Однако, даже в этих неблагоприятных для бизнеса условиях мы смогли вовремя выявить и просчитать количественно угрозы, публично возглавить и, совместно с коллегами-животноводами, остановить первую волну картельного грабежа по аминокислотам, когда осенью прошлого года доля премиксов в комбикормах с традиционных 5% подскочила до 25%, а рационы бройлеров в ряде случаев дорожали на 30% из-за дефицита аминокислот и холина.

Оптимизма по дальнейшему развитию нашего союза, действующего под зонтиком РЗС с 2013 года, в тех рамках, в которых мы сегодня оказались (полная обструкция со стороны регулятора, прямые угрозы бизнесу, поддерживающему РКС, и инфантильность игроков рынка), ни я, ни руководство РЗС не испытываем.

Хан, ишак или таки Насреддин – покажет лишь время. Надеюсь, DN не присвоит мне в этом году номинацию «Нытик года»!

Ваши пожелания коллегам по отрасли в 2023 году.

— 99% проблем в нашей кормовой отрасли, как и ряд насущных проблем всего российского животноводства, сегодня оказались возможными исключительно из-за неорганизованности, неверия в собственные силы, личной трусости и вечного недоверия к партнерам/конкурентам по бизнесу. Это привычное для России сочетание качеств позволило выползти из щелей, пожалуй, самым циничным, коварным и бесчестным акторам кормового рынка, которым в хорошие времена большинство из нас и руки бы не подало.

Мое пожелание тем, кто планирует уцелеть до конца следующего года, сохранив человеческое достоинство и репутацию в бизнесе: объединяйтесь вокруг РКС для решения старых и профилактики новых проблем. Остальным могу лишь соболезновать – их выбор состоялся.

*Самостоятельный департамент РЗС с 2013 года



13.01.2023
Не успел Росгидрометцентр в самом начале января опубликовать новость о том, что 2022-й год с России стал вторым самым теплым за историю наблюдений, как появились данные, что в ряд регионов РФ придет аномально холодная погода. The DairyNews обратились к представителям животноводческих хозяйств, чтобы узнать, отразятся ли морозы на состоянии озимых культур, и о том, как фермы обеспечивают комфорт КРС и телят в зимний период.
Читать полностью