Хозяйство «Агромол» в результате российского вторжения потеряло более 2000 голов скота

Источник: ait-magazine.com.ua
Одна из крупнейших агроферм «Агромол» Харьковской области в селе Шестаково, где держали более трех тысяч голов скота, в результате обстрелов разрушена более чем на 80%. Сотрудники пытаются возобновить работу и производство молочной продукции.
Хозяйство «Агромол» в результате российского вторжения потеряло более 2000 голов скота

До российского вторжения коровы молочной фермы «Агромол» в Шестакове давали 40 тонн молока ежедневно. С первых дней войны по предприятию попадали российские авиабомбы и ракетные снаряды, рассказал главный агроном Сергей Яценко. Погибли около двух тысяч животных.

— Было такое, что через два часа прилетало по 200 снарядов. Когда фронт отодвинулся в сентябре, мы начали сразу все восстанавливать. Сейчас у нас около 1000 голов скота, еще берем в аренду ферму, там еще 700-800. Две тысячи точно погибли, — рассказывает он.

Часть мертвого скота до сих пор находится в разрушенных помещениях предприятия, их не могут достать из-под завалов.

Ферму разбомбили авиаударами еще в конце февраля: «Была такая апатия... Наших военных нет, русские тогда еще не зашли. В Харькове война продолжается, а у нас вроде бы и войны нет, но уже все разрушено», — вспоминает мужчина.

Российская сторона, добавляет он, склоняла местных к сотрудничеству.

— Им все было нужно открыть, показать. Я сказал, что пошел за ключами, а сам сел в машину и уехал, — вспоминает агроном. — Коровы были сами по себе.

Часть коров выжила благодаря тому, что были на улице, а не в помещениях и выжили, поедая высаженные вокруг хозяйства кормовые культуры. «Они там ели, а в прудах пили воду. Они были сами по себе. И они потихоньку приходят. Часть может быть ранена осколками», — добавляет Яценко.

— Доильный зал у нас разбомбили 28 февраля. Именно во время доения коров был авианалет и разбомбили это помещение. Чудом в этом зале никто не погиб. После 28 февраля их никто не доил, мы выпустили телят и они понемногу сосали молоко коров. Большая часть дойных коров погибла сразу. Остальных «доили» телята. Многие коровы, которые не подпускали к себе телят, заболели и погибли, — говорит Сергей.

Также многие животные погибали от мин: «Местные рассказывали, что когда гнали коров из огородов, то они прямо перед ними разрывались».

Убытки, говорит он, по предварительной оценке составляют более миллиарда гривен, однако компания продолжает работу: 

— «Агромол» работает. Покупаем у других компаний молоко и производим. Молока с нашей фермы в магазинах нет. В настоящее время занимаемся восстановлением помещений и здоровья животных. Часть коров в начале лета была вывезена в Полтавскую область. Когда восстановим помещение, сможем их вернуть.

Первоначально на ферме нужно возобновить электроснабжение. Строители готовят уцелевшие боксы для коров к зиме: ремонтируют кровлю и ворота. Но о покупке новых животных сейчас речь не идет: около 70% помещений не подлежат восстановлению.

Часть работников уезжает из Харькова, часть живет в деревне. В конце февраля смертельное ранение из-за авиаудара получил 21-летний парень, работавший на ферме сварщиком, рассказывает заведующая хозяйством Екатерина Казенна.

—Он не успел присесть. Где-то в этом районе его задело. Перетащили его в тот порубленный склад, где стоит бочка. И когда мы отправляли человека в больницу, он был еще жив, но, к сожалению, не доехал, — вспоминает Екатерина.

Как рассказывает заведующая, из хозяйства были украдены инструменты, еда, техника, горючее, строительные материалы, унитазы и мебель. Резали и скот.

О своем воровстве написали на стене, показывает Екатерина: «Они гордятся тем, что у них нет ни черта, и они пришли взять у нас. Они не видели такого, что может быть такая ферма. Что у коров может быть чисто, чистый пол, освещение специальное. Ферма делалась для людей и для скота, чтобы всем было спокойно и комфортно».

Из 300 рабочих на работу после деоккупации села вернулись около 30 человек.

Среди них — скотница Ирина Белевцова. Она ухаживает за телкой по кличке Звезда, которой всего три дня от роду: это первое животное, которое появилось на свет после освобождения Шестакового.

— Роды прошли без осложнений. Все хорошо. Пьем молоко. Она у нас первичка. Нервничает, когда кто-то к теленку подходит, — рассказывает работница.

Ирина не выезжала во время оккупации села: «Жаль скот, что же сделать. Как мост восстановили — пошли работать сразу».


14.05.2024
The DairyNews узнал у производителей молока, какие задачи удается сегодня решать с помощью цифровизации и как это помогает бизнесу. Эксперты рассказали изданию, какие процессы на молочных фермах уже оцифрованы или активно внедряются и для чего, а также как связаны экономический эффект от цифровизации и размеры хозяйства. Участники рынка также поделились проблемами, с которыми они сталкиваются в ходе внедрения цифровых решений, и рассказали, какой они видят молочную ферму будущего.
Читать полностью