Как изменить жизнь: истории обладателей "дальневосточных гектаров"

Источник: tass.ru
Начинается третий этап программы бесплатной выдачи участков земли на Дальнем Востоке. О том, как их первые обладатели распорядились своей территорией и какие вопросы в связи с этим возникли, они рассказали корреспондентам ТАСС.
Семья Бабушкиных: ослиное молоко и иппотерапия

Татьяна Бабушкина — бывший городской житель. Вместе с семьей десять лет назад переехала в деревню, если, конечно, можно так назвать частный сектор, расположенный вдоль дороги от Петропавловска-Камчатского до города Елизово на Камчатке. Продали жилье в краевом центре и купили себе дом с участком. Говорит, переехали, чтобы детей кормить можно было всем натуральным, выращенным на собственных грядках. Чуть позже родилась идея привезти на Камчатку осликов — здесь таких животных никогда не было даже в зоопарке. Сейчас на небольшом частном подворье Бабушкиных уже пять осликов. Татьяна показывает хозяйство. За небольшим домом — просторный вольер, а за ним обширная территория для выгула животных под открытым небом.

— Двух ослов привезла почти три года назад из Казахстана. Сейчас их у нас уже пять. Вот Персей, вторая родилась Ева, а это маленький Алихан, — говорит Татьяна. — Персей уже начал потихоньку работать, ему полтора года, Ева и Алихан еще маленькие. Сами по себе ослики очень ласковые, трудолюбивые. Очень послушные. Что-то между лошадкой и собачкой. Они очень преданные. Если попробовать со двора вывести — не получится.

Помогают в ведении хозяйства Татьяне два ее сына — 12 и 14 лет. Они ухаживают за осликами, помогают маме катать на них детей, попутно ухаживают за собственным хозяйством — у них еще около полусотни кроликов.

По ее словам, утверждение, будто ослики животные теплолюбивые — миф. Здесь, на Камчатке, в помещение они заходят только на ночь и во время циклонов, все остальное время проводят на улице.

— Вот у нас специальное здание построено. В первую зиму мы старались животных закрывать. А теперь они только на ночь заходят в домик, а так на улице, — говорит собеседница.

В еде ослики тоже оказались неприхотливы.

— Едят они очень мало. У нас они здесь на хороших кормах, толстенькие. Морковка, картошка, они еще любят муку, разведенную с комбикормом, соль. Для костей — мел, — перечисляет фермер.

Татьяна говорит, что сейчас ослики работают только на участке. В городе Елизово, где они обычно катают детей, сейчас скользко, животные могут травмироваться, поэтому гости зимой приезжают к Бабушкиным на пока скромный участок.

"Дальневосточный гектар" — а точнее два, которые взяли Татьяна с мужем, — пока находится на оформлении в кадастровой палате. На земле семья хочет построить настоящую ослиную ферму.

— Мы пока взяли два гектара, потому что земли можно набрать сколько угодно, но, главное, чтобы целесообразно было обрабатывать. Взяли землю, чтобы приезжали туристы, детки в любое время, и там уже будем развивать ослиную ферму, — сообщила Татьяна.

Она говорит, что для начала нормальной работы фермы нужно не менее десяти животных. Новых пока завозить не будут, собираются разводить осликов здесь, на Камчатке. Также в планах освоения "дальневосточного гектара" производство и продажа ослиного молока и иппотерапия.

— Ослиное молоко очень питательное. Это один из самых дорогих видов молока. В Древнем Египте пользовалось успехом. Пока мы молоко не продаем, стараемся, чтобы его в основном пили ослята, — сообщает Татьяна.

По закону, семья Бабушкиных может взять еще два гектара земли, но пока они решили не торопиться. Татьяна уверена, что будущее за натуральным хозяйством. Поэтому и детей своих растит на земле, чтобы они умели ее возделывать и получать урожай.

Юрий Цыпин: в фермеры из морских глубин

Бывший водолаз Юрий Цыпин мечтает построить на курильском острове Кунашир ферму и завод по переработке молока. На остров он приехал из Ростова-на-Дону.

— В детстве я жил в деревне. Мама одна воспитывала восьмерых детей. Я седьмой. Было тяжело, выросли благодаря тому, что держали хозяйство. Естественно, с самого рождения я был привязан к нему, уже в начальной школе доил коров, косил сено, выполнял все, что требовалось по хозяйству, а оно у нас было большое: куры, утки, коровы, козы, — вспоминает Цыпин.

По его словам, на Кунашире сначала шесть лет работал водолазом, нырял, доставал морепродукты. Потом четыре года ходил в моря, был капитаном судна.

— На земле начал работать, когда родилась дочка. В море как: месяц-два ходишь, сутки дома, потом опять на месяц в море, как растут дети — не видишь. Сейчас работаю начальником ЖЭУ, параллельно занимаюсь сельским хозяйством, — поясняет Цыпин.

— Мечта заняться сельским хозяйством была у меня давно. Местная администрация дала небольшой участок, я там построил небольшую базу. Купил одну корову, вторую, третью, сейчас у меня их восемь, пять тельные, есть куры, свиньи, утки. По весне еще четырех коров куплю, поднакоплю сейчас денег, может, машину продам и куплю, — рассказывает Юрий Семенович.

Он отмечает, что сначала все делал сам, сейчас ему помогают три человека. "Если брошу работу, хозяйство не потяну. У меня нет пока бизнеса, который прибыль приносит, я туда только вкладываюсь. На свою зарплату покупаю комбикорм, стройматериалы, — делится начинающий фермер.

Юрий говорит, что его продукция пользуется большим спросом в Южно-Курильске.

— У меня все электрическое, руками не дою, все стерильно. Купил доильный аппарат, миксер, сыроварню. Летом делал сметану, творог, сыр, сливки. Молоко пока не продаю — объемы не позволяют, — поясняет Цыпин.

Поначалу, рассказывает Юрий, земли для развития хозяйства не хватало: нужны были коровник, телятник, скотобойня, водопровод. Поэтому, когда узнал о раздаче "дальневосточного гектара", сразу пошел в районную администрацию.

— Шел, имея четкий план, взял два гектара: на себя и жену. Теперь у меня пять гектаров — буду расширяться, — уточнил Цыпин.

На одном гектаре, поясняет фермер, будет огород: картофель, морковь, капуста. На другом — коровник для молодняка. В планах еще и молочный завод.

— Я всегда задавался вопросом, почему на Кунашире нет переработки молока. Мы молочную продукцию здесь фактически не едим. Приходит пароход из Владивостока, привозит кефиры, ряженку, йогурт, чуть задержался на работе — в магазине молочку не купишь: разбирают все, несмотря на цену. Считаю, что на Кунашире надо создавать производство молочной продукции, и целеустремленно занимаюсь этим, — делится фермер.

По его мнению, завод нужен небольшой, который мог бы обрабатывать 500 литров в день.

— Молочка будет свежая, можно заключать договоры с детскими садами, больницами — есть куда реализовывать продукцию. Когда в администрации заключал договор на лизинговую поставку техники, мне пояснили, что в области для фермеров предусмотрены меры поддержки. Дают до трех миллионов рублей. Для меня три миллиона — огромная сумма, я так могу развернуться! Три года потихоньку ферму создаю, а дали бы деньги, и коровник уже бы стоял, и много чего сделал, — заявляет Цыпин.

Сейчас в мэрии ему дали перечень документов, необходимых для получения субсидии.

— Занимаюсь этим, заполняю бланки, надо расписать бизнес-план: какое стадо будет, объемы производства молока и др. Надеюсь, помощь будет, да я и сам руки не опускаю, потому что знаю: у меня все получится, — заявляет фермер.

— На Кунашире я надолго. Раньше хотел уехать: не было ни дорог, ни одного фонаря, дома облезлые, для детей ни кружков, ни секций. Сейчас видно, что государство вкладывает в развитие Курильских островов: построили новые детские сады, Дом культуры, бассейн, асфальт положили. Все красиво. Ребенок ходит в музыкальную школу, рисует и поделки делает, я за нее спокоен. Еще и землю дают. Думаю, пройдет год-два, и сюда люди поедут, — рассуждает Цыпин.

Семья Коваленко: с бесхозных земель на легальные

Одной из семей, которые уже получили участок, стали Коваленко — супруги и трое детей. Они не первый год трудятся на земле: выращивают овощи, разводят животных — у семьи 20 голов крупного рогатого скота, продают мясо и молоко.

— В моей семье покупное молоко никто не пьет, только свое, — с гордостью говорит глава семейства Алексей.

Прежде Коваленко обрабатывали бесхозные земли, выращивали овощи и пасли скот где придется. Конечно, не покидала мечта о собственном участке, земле, где можно обжиться и смело реализовать все задумки. Вначале они приобрели участок, на котором построили коровник. Затем, узнав о новом законе и дождавшись, когда он заработает в Благовещенском районе, где живут Коваленко, не откладывая подали заявку. Благодаря закону семья уже получила пять гектаров в Новопетровке — небольшом селе на правом берегу полноводной реки Зея в 60 километрах к югу от Благовещенска.

— Три гектара выделили супруге, по одному — мне и старшей дочери. Всего пять гектаров: один рядом с нашим коровником и четыре недалеко от него. На одном участке сделаю загон для скота, будем растить сено, а то оно дорогое. На остальных в этом году посадим картофель, свеклу, тыкву, морковь, — делится планами фермер. — Рассчитываю, что по мере возможностей удастся увеличить поголовье, а в дальнейшем, если будут средства, построить молочную ферму.

Старшая дочь в семье Коваленко учится в техникуме — будет бухгалтером-экономистом, и если к окончанию учебы ее родители смогут развить ферму и наладить бизнес, помощь дочери будет очень кстати.

— Люди с интересом следят за раздачей гектаров, отправляют заявки, и хотя многие берут землю прежде всего чтобы построить дом, есть и те, кто намерен заниматься сельским хозяйством, работать на земле, — добавил Алексей Яковлевич.

— То, что землю стали давать — это, конечно, хорошо. Но нужно предусмотреть какие-то возможности для поддержки людей, получивших "дальневосточный гектар". Хотя бы на первое время необходима финансовая помощь от государства, чтобы закупить технику, стройматериалы, элементарно обустроить, — считает Коваленко. — Нам, например, кредиты в банке не дают — не подходим, гранты тоже получить не получается. А без такой поддержки, как бы нам ни хотелось, обустроиться очень тяжело. Многое, что можно было бы сделать уже сейчас, приходится откладывать на потом, что, разумеется, сдерживает весь процесс.
27.07.2022
Мысль о том, что с Беларусью стоит обсуждать не только свободный рынок для готовых продуктов, но и вопрос свободного рынка для сырья, высказал генеральный директор «Союзмолоко»Артем Белов в ходе «Молочных сессий». Интеграция России и Беларуси началась уже давно и продолжает развиваться, некоторые эксперты считают, что эти рынки уже практически слились в один. The DairyNews собрали мнения экспертов о ситуации на молочном рынке двух стран, степени интеграции и возможных последствиях «свободного рынка» для РФ.
Читать полностью
Календарь