История о 24-летней девушке, которая «подняла колхоз с колен», оказалась мифом

Источник: kp.ru
Эта история взорвала интернет. В глуши, на окраине Костромской области, завалящий колхоз возглавила 24-летняя Наталья Оленева.
Посрамила мужиков. Подняла хозяйство с колен. Журналисты, а за ними и блогеры захлебывались восторгом: волевая личность сильнее обстоятельств! Успех придет, надо только работать! В трудную годину всегда Русь бабы спасали! - кстати, феминистки записали ее в свои. Корреспонденты «Комсомолки» поехали в далекое село Рождественское Шарьинского района, чтобы рассказать об экономическом чуде. Но не о чуде получился у нас репортаж. Об отвратительной бедности. О том, как советская идеология, засевшая в умах с ХХ века, не дает жить в веке XXI. Наконец о том, как в мире интернет-технологий правда подменяется домыслами.

ДОРОГА В ДРУГУЮ РЕАЛЬНОСТЬ

Двести километров убитого асфальта сменяются ухабистым проселком. Где поворот на село - там даже указателя нет. Пять километров этой пытки мы преодолеваем, благодаря судьбу, что нет дождя и что у нас джип. Мы еще не знаем, что мифу, который в наши головы внедрили блогеры, осталось жить вот ровно эти пять километров.

Село Рождественское показалось. Разрушенные дома. Трактора без колес. Сонные собаки. Заколоченный магазин. И пока ни души.
Наталье Оленевой в самом деле 24 года. И два года назад она действительно возглавила колхоз «Ветлуга». Именно колхоз, форму собственности хозяйство не меняло. Но на этом миф заканчивается. А правда в том, что колхоз «Ветлуга» существует только на бумаге.
Все имущество давно арестовано за долги. Имущество - это старый коровник, сушилка, трактора-инвалиды 1980-х годов, 30 никудышных буренок да старое деревянное здание правления. С русской печкой и лозунгом «Профсоюзы - школа коммунизма» под портретом Ильича. Семеро сотрудников, со дня на день ждущих, когда начнется процедура банкротства и положит конец агонии. Все.

Я протираю глаза, вспоминая то, что писали блогеры и журналисты - «удалось сохранить племенное поголовье». Племенное? Они хотя бы понимают значение этого слова? «Лежавший в руинах колхоз стал приносить прибыль». Какая может быть прибыль у хозяйства, которое не в состоянии рассчитаться с долгом? Мир блогеров устроен, увы, так, что «один написал - все перепечатали». Но кто и зачем придумал этот миф?

ЗАКОНЫ ПРОПАГАНДЫ

Недавно один шутник выдумал несуществующего человека - Сантьяго Сваллоу - и за два часа, потратив $68, сделал из него интернет-знаменитость. Завел на него аккаунты в соцсетях. Купил полмиллиона «друзей» - в основном такие же виртуальные аккаунты. Написал за Сантьяго статью в Википедии. А посты за Сантьяго писал специальный интернет-робот. Потом шутник сам раскрыл свой обман - чтобы показать, как мир, погруженный в компьютерную реальность, теряет связь с реальностью настоящей.

Что-то похожее случилось с Натальей Оленевой. Только денег ей не понадобилось вообще, а она сама никого не просила ее раскрутить.
Об Оленевой раз в полгода писала местная газета «Ветлужский край». Писала без «ох-ах» и розовых слюнок: выкручивается, дескать, как может. Районная пресса, может быть, самая правдивая, потому что в глубинке все всех знают, не больно-то соврешь. История девушки, которая сражается с непреодолимыми обстоятельствами, была сама по себе прекрасна, но никого за пределами района не заинтересовала.

В конце марта этого года в столице прошел Московский экономический форум, на котором запомнился фермер Василий Мельниченко - он в энергичных простонародных выражениях разгромил госполитику в отношении села. В регионах задумались: а нет ли у нас таких героев? И одна костромская журналистка написала об Оленевой на федеральном интернет-портале. Что поразительно: с Оленевой она, как я понял, не встречалась, раз фото для статьи взяла из соцсети. Помимо этого, прямой неправды пока еще нет, но уже есть зачатки будущего мифа.
Всего через несколько дней об Оленевой рассказали все федеральные каналы. Удивительно: хотя корреспонденты к ней приезжали, от репортажа к репортажу неправда усиливалась. «Ветлуга» на глазах превращалась в передовое хозяйство. Пропагандистам нужно было доказать: так называемые трудности на селе - мнимые, надо только взяться, поднапрячься, и все получится.

 
«ВЫ ЧТО, ДЕБИЛЫ?»
Наталья не хотела видеться с корреспондентами «КП». Устала от неправды. Убедил. Сельчане встретили нас хорошо, хотя...
- Журналисты ездят, а дела все хуже, - говорит одна из сотрудниц колхоза.

Наталья поясняет: ей помощь от властей нужна. Блогеры и журналисты, раструбившие о мнимом успехе, закрыли эту возможность: раз все хорошо, зачем помогать?

Когда я увидел Оленеву впервые, это был шок, конечно. Мы стояли на улице и беседовали с толпой местных подростков. Подростки ошивались у колхозной конторы: раньше тут бар был, вот по привычке и ходят, других очагов цивилизации в селе с населением в 2,5 тыс. человек нет. Вдруг из-за спин верзил-подростков вырисовывается фигурка, как мне показалось, их сверстницы. Когда она представилась, я не поверил своим глазам. Вот эта пигалица - председатель? Но стоило ей заговорить, все встало на свои места. Наталья - действительно сильный и умный человек.

Яркому человеку судьба преподносит яркую же биографию. Родилась в Москве. Родители через полгода уехали вместе с ней в Рождественское, на родину отца. «Глупый» поступок, за который Наталья благодарит родителей. Жить в мегаполисе невозможно:

- Москвичи чуднЫе, увидят яйца «Деревенские» в супермаркете - «это же натуральное»! Я - им: вы дебилы? Там сплошная химия.
Теряют москвичи по сравнению с сельскими нормальную еду, а что взамен?

- Большой театр? Да мои родственники живут в двух станциях метро от него, но в Большом впервые со мной были!

Оленева про себя рассказывает: поступила в Костромскую сельхозакадемию, окончила вуз с красным дипломом. Практику проходила в Рождественском, в колхозе «Ветлуга». Понравилась учредителям. И они ее председателем выбрали.

Учредители - это 7 человек, между которыми в начале

90-х поделили колхозное имущество. Предыдущий председатель сбежал, рассказывают сельчане.

- Квартального отчета даже не было, ну не умели ничего, - добавляет красок Оленева.

БИЗНЕС НА НАВОЗЕ

Став председателем, Оленева получила 100 тыс. руб. от костромского губернатора - такие деньги дают молодым с высшим образованием, если они соглашаются работать в деревне. На этом внимание государства закончилось. Деньги не себе взяла, а колхозу отдала, говорят сельчане.
- Вы ее дом видели? Стены уже закосились, бедно живет, - говорит бывший работник колхоза Сергей.

Сам Сергей устал от колхозной нищеты, теперь он федеральный сотрудник - егерем стал, леса от пожара бережет. Стоит на берегу Ветлуги-реки, качает головой:

- Ох впряглась девка... Тут мужики ломались!

Вот как выглядит производство. Надои мизерные - 1,8 тыс. кг в год (по району - 3 тыс.). Небольшое поле, там выращивают корма. Молоко продают своим же сельчанам по 22 - 25 руб. за литр. Но берут неохотно.

- Скорее купим в магазине, известных марок, - говорит жительница села. - Наше молоко брать боимся, в грязи же доят.

Бычки идут на мясо. Ну а главный предмет бизнеса - навоз.

- Впариваем местным телегу навоза за 3 тыс. руб., - говорит Оленева.
 
«МЫ ПРОСТО НЕ ПЛАТИМ НАЛОГИ»

Телегу? Я не ослышался? А в самом деле, навоз грузят на телегу, запряженную лошадкой.

- По колено в г...не, - жалуется пастух Сергей, который и пасет, и навоз выгребает, и на собственной кобыле разво­зит. - Не могу так больше. Зимой ломом навоз ломаю, а подо льдом жижа хлюпает. Из района обещали подарить транспортер, и где?

Итог: 1,5 млн. руб. выручки в год. Чистая прибыль - жалкие 100 тыс. руб. И то чистой ее не назовешь.


- Если заплатим налоги, уйдем в минус. Вот мы их и не платим, - ошарашивает председатель.

Не верю своим ушам:

- Как вас еще не прищучили?

Оленева не смущается. Глядя мне прямо в глаза, чеканит каждую букву:

- Да. Мы просто не платим налоги!

Зато зарплата от 6 до 19 тыс., уверяет Оленева. Но реальность немного хуже.

- Платит, когда может... - говорит пастух Сергей. - А откуда она возьмет? Я вот полгода в долг в магазине продукты беру. А весной как надо кому поле вспахать, пашу, получаю деньги и с магазинами рассчитываюсь.

ЗАПЛАТИ ЗА СОБСТВЕННОЕ БАНКРОТСТВО

Колхоз задолжал бюджету 2 млн. руб. - давным-давно. В 1990 году принялись стремительно дорожать горючее, электричество... А продукты так не дорожали. Сложился пресловутый диспаритет цен: это когда произвести товар стоит дороже, чем его продать. «Ветлуга» нахватала долгов и вошла в полуобморочное состояние, из которого больше 20 лет выйти не может.

Государство несколько лет назад реструктурировало долги предприятий АПК, но «Ветлуга» в программу не попала.

- По условиям нужно было исправно вносить текущие платежи, тогда часть долга спишут. Но мы с 1991 года платить не в состоянии ничего, - говорит Галина Смирнова, колхозный бухгалтер.

В «Ветлуге» ждут, когда приставы привезут конкурсного управляющего и начнется процедура банкротства.

- Они хотят, чтобы я сама на банкротство подала. Но тогда я должна заплатить за работу конкурсного управляющего 300 тыс. руб. Фигушки, им надо, пусть сами и платят, - говорит Оленева.

«МОГУ И СКОВОРОДКОЙ, ЕСЛИ ЧТО»

У Оленевой есть запасной аэродром. Это собственный двор. Она зарегистрировала фермерское хозяйство на гражданского мужа Александра. Хотя заправляет всем сама. Подозрения, что из колхоза что-то для себя таскает, не подтверждаются - нечего в колхозе воровать. С Сашей расписываться пока не хочет:

- Кто замуж вышел у меня из подруг, развелись или живут так, что лучше бы не жили. Что он (гражданский муж. - Ред.) на моей-то территории мне сделает? Я могу и сковородкой, если что.

Сковородкой друга милого бить пока не приходилось, а вот на днях пьяницу какого-то, который дразнил овчарку, привязанную возле ее дома, отметелила по самое не балуй.

Дом у Натальи в самом деле так себе, внутри пахнет навозом, скотина, считай, с хозяевами живет. Да и фермерское хозяйство пока микроскопическое: 15 баранов. В майские на шашлыки шли на ура, хвастает Оленева. И грибы-вешенки.

- Да, еще же мне тут олигарх коня подарил! - смеется она. - Посмотрел про меня передачу и подарил.

Что за олигарх, она даже и не помнит («мало ли их»), за конем пришлось ездить самой. Мужики недовольны:
- Молодой, необъезженный, а кому объезжать? Не бабе же? Нам и объезжать, морока только.

Оленева хочет получить на свое личное хозяйство 1,5 млн. руб. из бюджета - столько могут дать начинающему фермеру. Но надо пройти конкурс, шансы невелики, признает Наталья.

ПАРК СОВЕТСКОГО  ПЕРИОДА

В Костромской области с сельским хозяйством все предельно просто. Если фермеру власть дает участок леса, фермер в шоколаде. Он рубит лес, продает, а на эти деньги поднимает хозяйство. Оленевой леса не дают - не умеет она с чиновниками разговаривать, и у нее все плохо.

Но было бы неверно все валить на государство. Многие проблемы у нас из головы берутся. Была раньше такая передача: «Советский Союз глазами зарубежных гостей». И вышло так, что зарубежными гостями оказались корреспонденты «КП», люди, приехавшие из мира победившего капитализма. А Советским Союзом - село Рождественское, потому что там СССР еще жив.

- Мы так и не смогли примириться с новой экономикой! - говорит бухгалтер колхоза Галина Смирнова. - Вот раньше как хорошо было, при советской власти.

Нас что поразило - люди в колхозе работают часа по три. И считают это нормальным. Как москвичи - от зари до зари - точно не желают. К чести Оленевой, вот именно она - не такая.

- Колхоз - это дурдом, советский пережиток, эта форма морально себя изжила. Наши учредители - нищие пенсионеры, патриоты. Вон Ольга-доярка, эта умрет в Рождественском. Они вцепились в этот колхоз как в воспоминание о юности. Учредителями богатые люди должны быть, инвесторы.

Нужно ли спасать колхоз «Ветлуга»? Вообще - колхозы? Ну не было там и в лучшие времена никакой экономики! Откройте журнал «Крокодил» 1970-х, едва ли не в каждом номере - карикатура на тему «зерно сыплется в грязь». Хвалились колхозами-миллионерами, а пшеницу у канадских буржуев брали.


Сельское хозяйство как-то незаметно стало высокотехнологичным. Чтобы выжить, нужно покупать самое новое оборудование - и оно дорогое. Это под силу только гигантским предприятиям с обильным финансированием за счет другого бизнеса. Заработал на нефти - вложил в село. Успешные фермеры, правда, иногда попадаются тоже, но только рядом с крупными рынками сбыта, городами-миллионниками. «Ветлуге» придется умереть. И лучше, если работникам колхоза это объяснят заранее.

КСТАТИ

Социолог Павел Пряников - о технологиях создания мифов:

- Русский человек всегда жил бедно. Это, с одной стороны, нас озлобило - «пусть у соседа корова сдохнет». А с другой - породило надежду: пусть у нас все плохо, но где-то наверняка хорошо! Эта иллюзия при царе толкала крестьян в Сибирь. При Сталине люди смотрели бравурные фильмы о процветающих хозяйствах, радовались за экранных счастливчиков и надеялись, что смогут устроить «светлый путь» и у себя. Современные технологии сделали задачу создания мифа элементарной. Один размечтался, тысячи перепостили - все, картина мира искажена. Если раньше восприятие деформировала пропаганда, теперь этим незаметно для себя занимаемся мы сами.

Я не думаю, что некие «темные личности во власти» специально делают вбросы в интернет, дабы убедить: все у нас хорошо. Мы сами те еще сказочники.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Без мохнатой руки ничего не добиться.

Как рассказали «КП» в Минсельхозе, в колхозах трудятся более 800 тыс. человек, это 14% от занятых в АПК. Главная проблема колхозов - нет денег. Всего в стране около 10 тысяч хозяйств с такой формой собственности, говорит председатель совета АККОР Вячеслав Телегин, и из них треть - полные банкроты. Телегин - фермер, и неудачи колхозников объясняет так:

- Там все решения принимаются совместно. Это здорово вредит производственному процессу. Демократия хороша в политике, а не на производстве. Мертвая это форма.

Сохранить такие хозяйства, как «Ветлуга», может только приход инвестора со стороны, считает директор агентства DairyNews («Молочные новости») Михаил Мищенко.

- Проще в чистом поле новое хозяйство построить. Ветлужские надои - это, простите, надои козы, а не коровы. Там надо все стадо под нож.
Подобные хозяйства могли бы получить деньги от государства, резюмирует депутат Госдумы Андрей Туманов, но на практике не выйдет.
- Доступ к деньгам гарантируют только личные связи. Помню, был в прекрасном хозяйстве, все на гранты построено. «А мне брат помогает их оформлять», - признался фермер. Оказалось, брат - губернатор. Так что без мохнатой руки лучше и не пытаться.
05.04.2024
В России резко сократилось количество импортных ветпрепаратов. Часть хозяйств используют запасы, другие переходят на отечественные аналоги. Российские производители наращивают производство и выводят на рынок новые препараты. Участники отрасли поделились с The DairyNews мнениями о текущей ситуации с ветпрепаратами и перспективах импортозамещения в этом сегменте.
Читать полностью