Горячая тема

«Это некая диверсия, направленная на снижение продовольственной безопасности страны». Что участники рынка говорят о предложении признать коровники объектами чрезвычайно высокого риска.

Источник: The DairyNews
13 ноября 2023 г. правительство РФ опубликовало проект постановления, который предлагает присвоить всем коровникам и другим животноводческим сельхозпредприятиям категории «высокого и чрезвычайно высокого риска», что предполагает более строгий контроль и увеличение количества плановых проверок. The DairyNews узнал у участников молочного рынка, как нововведение отразится на работе животноводческих ферм и в целом на отрасли, а также насколько предлагаемые меры помогут в борьбе с опасными заболеваниями животных.
«Это некая диверсия, направленная на снижение продовольственной безопасности страны». Что участники рынка говорят о предложении признать коровники объектами чрезвычайно высокого риска.

Как ранее сообщило издание, Минсельхоз РФ подготовил проект постановления ‎«О внесении изменения в постановление Правительства Российской Федерации от 30 июня 2021 г. № 1097».

В пояснительной записке говорится, что Минсельхоз РФ планирует изменить критерии отнесения объектов федерального государственного ветеринарного контроля (надзора) к категориям риска, чтобы отнести все производственные объекты, на которых осуществляется деятельность по содержанию и разведению сельскохозяйственных животных, к категории высокого и чрезвычайно высокого риска.

Таким образом, под действие постановления после его вступления в силу в критерий «высокого и чрезвычайно высокого риска» попадут все коровники, свинарники, птицефермы и другие предприятия, в которых содержат и разводят сельскохозяйственных животных.

«В части предмета федерального государственного ветеринарного контроля (надзора) наибольшие ветеринарные риски возникают именно на производственных объектах, на которых осуществляется деятельность по содержанию и разведению сельскохозяйственных животных, в связи с возникновением случаев заразных болезней животных, в том числе общих для человека и животного», – поясняет регулятор.

Сейчас сельхозпредприятия подразделяются на пять «рисковых» категорий. Риск может быть чрезвычайно высоким, высоким, средним, умеренным или низким. Работа по категорированию животноводческих ферм еще не завершена.

«В настоящее время в рамках осуществления федерального государственного ветеринарного контроля (надзора) Россельхознадзором присвоена категория риска 37002 производственным объектам, на которых осуществляется деятельность по содержанию и разведению сельскохозяйственных животных, и только 3916 из таких объектов присвоена категория риска «чрезвычайно высокая» (2023 объекта) и «высокая» (1893 объекта)», – уточняет Минсельхоз РФ.

По данным регулятора, в 2021 году в России выявлено 355 очагов африканской чумы свиней, 401 один очаг бруцеллеза крупного рогатого скота, 37 очагов бруцеллеза мелкого рогатого скота, были также выявлены очаги заразного узелкового дерматита КРС –56, листериоза КРС – 33, высокопатогенного гриппа птиц, лептоспироза, орнитоза, оспы овец и коз, ящура и сибирской язвы. В прошлом году данные были также впечатляющими, к списку выявленных болезней прибавилось бешенство.

«В 2022 году выявлены следующие очаги болезней животных: АЧС – 167, ВГП – 56, бешенству – 735, бруцеллезу КРС – 402, бруцеллезу МРС – 60, заразному узелковому дерматиту КРС – 2, оспе овец и коз – 3, сибирской язве – 2», – сказано в пояснительной записке.

Часть этих заболеваний — общие для животных и человека, но даже когда это не так, распространение болезней наносит колоссальный вред.

Минсельхоз РФ сообщает, что распространение заразных болезней животных влечет за собой высокий уровень падежа животных, и, как следствие, финансовые убытки хозяйствующих субъектов, связанные с падежом поголовья, его уничтожением. Ведомство приводит следующую статистику:

в связи с ликвидацией последствий африканской чумы в 2021 году было уничтожено 370 тыс. свиней, экономический ущерб составил почти 2 млн. руб., в связи с ликвидацией последствий ящура в 2021 году уничтожено 39 животных, экономический ущерб составил порядка 0,3 млн. руб., в 2022 году уничтожено более 209 тыс. свиней, ущерб – 2,3 млн. руб.

При этом результаты проведенных эпизоотических расследований устанавливают основными причинами распространения заразных болезней животных именно нарушение хозяйствующими субъектами, осуществляющими деятельность по содержанию и разведению сельскохозяйственных животных, обязательных требований в области ветеринарии. Минсельхоз РФ обращает внимание на сокрытие фактов падежа животных, отсутствие ограждения на предприятиях, препятствующих проникновению диких животных, нарушения утилизации биологических отходов, отсутствие дезинфекции транспорта, инвентаря на производственном объекте.

Чего добивается Минсельхоз РФ

Как сказано в пояснительной записке, в которой ведомство ссылается на ФЗ от 31 июля 2020 г. № 248-ФЗ «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации» (часть 1 статья 23), цель нововведения – управление рисками причинения вреда (ущерба).

По мнению разработчиков, неправильно, что из 37 тыс. объектов, которым присвоена категория риска, только менее 4 тыс. имеют категорию высокого и чрезвычайно высокого риска. И только они подвергаются усиленному контролю со стороны Россельхознадзора.

Минсельхоз РФ планирует перевести под категорию «высокого и чрезвычайно высокого риска» еще 33 тыс. сельхозпредприятий, что приведет к усилению контроля за ними: проверки будут проводиться чаще, более тщательно, а оценивать их станут по большему количеству критериев.

«В соответствии с нормами Закона № 248-ФЗ и пункту 47 Положения о федеральном государственном ветеринарном контроле (надзоре), утвержденного постановлением, в отношении объектов, отнесенных к категории среднего риска, осуществляется одно плановое контрольное (надзорное) мероприятие раз в 3 года. В то же время в отношении объектов, отнесенных к категории чрезвычайно высокого и высокого риска, данная периодичность составляет один раз в год и один раз в 2 года, соответственно», – сказано в пояснительной записке регулятора.

Напомним, что в 2021 году в России был введен мораторий на плановые проверки бизнеса.

«Наша цель – снизить нагрузку на бизнес при соблюдении интересов государства и общества», – заявил на совещании по вопросам контрольно-надзорной деятельности, прошедшем в декабре 2022 года заместитель председателя правительства – руководитель аппарата правительства Дмитрий Григоренко.

По его словам, проверка должна проводиться только там, где есть риск нарушения законодательства и другим способом его предотвратить нельзя. «Чем ниже риск, к которому отнесён объект, тем меньше должно быть оснований для проведения проверок, и наоборот», – отметил вице-премьер.

В декабре 2022 года мораторий на плановые проверки бизнеса продлили до 2030 года, что ограничило Россельхознадзору контрольные мероприятия в отношении сельхозпредприятий со средней и умеренной категорией риска.

В августе 2023 года Дмитрий Григоренко сообщил, что у бизнеса появилась возможность оспорить присвоенную объекту контроля категорию риска нарушения обязательных требований через портал госуслуг.

«Мы выстраиваем систему контроля и надзора, в которой цель проверки – предотвратить нарушение, а не наказать за него. Эта работа проходит в тесном взаимодействии с бизнесом. Сейчас он получил возможность обжаловать категорию риска через сервис досудебного обжалования. С его помощью мы собираем обратную связь от предпринимателей, чтобы понимать, как система работает на практике, комфортны ли такие условия. По сути, сервис позволяет бизнесу говорить, что ему нужно и какие направления нам необходимо улучшать в первую очередь», – отметил Дмитрий Григоренко.

Между тем в пояснительной записке к проекту постановления Минсельхоз РФ сообщает, что предлагаемые изменения не повлекут за собой изменения объема полномочий и компетенции органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления. Принятие постановления ‎не повлияет на достижение целей государственных программ РФ, а также не повлечет негативных социально-экономических, финансовых и иных последствий реализации предлагаемых решений, в том числе для субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности.

 «Кто ищет, тот всегда найдет!»

Большинство экспертов, опрошенных The DairyNews, предполагают, что нововведение приведет «к мнимым плюсам», поскольку «ничего хорошего никогда от ужесточающего контроля не бывает». Однако встречаются и другие точки зрения.

Глава крестьянского хозяйства «Карсакбаев КБ» Азат Карсакбаев уверен в положительном эффекте принятия нового постановления: «Не думаю, что нововведение как-то отразится на средних и крупных производителях молока. Мы себя относим к среднему бизнесу, содержим 1350 голов КРС. Расширение ветеринарных проверок на нашу отпускную цену никак не повлияет, а сами ветеринарные услуги занимают примерно 1% от себестоимости молока».

Более того, в принятии такого постановления руководитель видит только положительные стороны: чем больше контроля, тем выше качество молока. По его словам, в основном контроля нет в мелких хозяйствах, которые содержат по 50-100 коров. Какая продукция от них поступает – неизвестно. Сами ветеринарные службы не успевают за ними следить. Если взять крупные и средние предприятия, то их постоянно контролируют, поскольку слишком риски большие и ставки высокие.

С мнением коллеги по бизнесу не согласны другие участники молочного рынка.

«Несомненно, нововведение отразится на отрасли, в частности на производителях молока, только дополнительными затратами и дополнительными сложностями для ведения бизнеса, поскольку в случае отнесения животноводческой фермы к высокой зоне риска последуют проверки, которые потребуют отвлечения персонала и, вероятно, к наложению санкций, ведь, как говорит народная мудрость: «Кто ищет, тот всегда найдет!», – считает генеральный директор «Агромилк» Сергей Блюма.

Эксперт добавил, что повышение категории риска всем сельхозпредприятиям для борьбы с опасными болезнями, о чем говорится в проекте постановления правительства РФ, скорее приведет к мнимым плюсам. «Ведь пока есть мораторий, мы не видим значимых ухудшений. И так есть перечень особо опасных заболеваний, по которым ветеринарная служба регулярно проводит системный мониторинг», – подытожил Сергей Блюма.

Генеральный директор ООО «Стрельня» Александр Саяпин высказался более категорично: «В нынешних реалиях нововведение нужно рассматривать не как удар по отрасли, а как некую диверсию, которая направлена на снижение продовольственной безопасности страны».

Эксперт с большим опытом работы в молочном животноводстве уверен, что ничего хорошего никогда от ужесточающего контроля не бывает, только людей, которые занимаются производством молока, вводят в психологический ступор и отбивают желание работать.

«Кто-то, возможно, и закроется от избыточного давления на бизнес. Подход понятен – повысить всем категорию риска и заведомо объявить нарушителями, что принесет в отрасль только негатив, о позитиве, созидании речи не идет. Зато чиновники тщеславие свое удовлетворят, всех накажут штрафами за невыполнимые предписания», – сказал Александр Саяпин.

Генеральный директор компании «МолСиб» Игорь Елисеенко отметил, что нужно заниматься всем, о чем говорится в проекте постановления правительства РФ, но при этом подходить к животноводческим фермам дифференцированно, учитывая мнение участников молочного рынка.

«Мелкие предприятия подвержены большему риску заболеваний животных, поэтому, конечно, их и надо проверять. А для крупных, где несколько тысяч голов скота, нужно подготовить перечень необходимых мероприятий для выполнения. Нет смысла так часто проводить проверки, их необходимость должна сводиться только к контролю за соблюдением программ, протоколов, где все четко прописано, и технологической возможности для их осуществления», – подчеркнул эксперт.

Игорь Елисеенко рекомендует до окончательного принятия документа создать рабочую группу и выслушать мнения специалистов отраслевых союзов, объединяющих предприятия от малых ферм до крупных комплексов. Иначе получается, что разработчики нововведения говорят только об ужесточении контроля, а предварительно централизованно ничего не сделано. Приказов, предложений о программе оздоровления скота, уведомлений не было за эти годы.

Что действительно нужно отраслевому сообществу

В своих комментариях The DairyNews участники рынка рассказали, на что действительно Минсельхозу РФ стоило бы обратить внимание сегодня, особенно когда «молочная отрасль, и так очень тяжело дышит», теряя доходность и, как следствие, инвестиционную активность, что негативно отразится на модернизации и цифровизации ферм.

Сергея Блюму и его коллег волнует более важная проблема, связанная со страхованием сельхозживотных, которое «совершенно не работает», хотя деньги на эти цели из бюджета выделяются немалые.

«Можно градировать предприятия по рискам, но вместо надзорных проверок, обязать страховать животных, и чем выше риск, тем выше страховая премия. А чтобы предприятия были заинтересованы, субсидировать эти суммы, а заодно сделать более понятной саму методику выплат по страховым случаям, чтобы животноводы были заинтересованы в открытости и страховании», – поделился наболевшим эксперт.

Поэтому государству стоило бы подумать, как помочь молочному животноводству поднять маржинальность, которая в сельском хозяйстве, включая растениеводство, упала.

Игорь Елисеенко уверен, что для снижения заболеваний животных нужно сделать акцент на профилактической работе.

«Я бы также хотел поднять тему по поводу нехватки ветпрепаратов, что чревато всплеском очагов заболеваемости КРС. Зарубежные поставки лекарств и вакцин практически прекращены, а отечественных препаратов не хватает, кроме того, они недостаточного качества», – добавил эксперт.

Александр Саяпин обеспокоен тем, что процесс ужесточения контроля уже начинается: «Получаешь, например, от Россельхознадзора предостережения, читаешь их и удивляешься: коровы не должны находиться вне помещений. Значит, чиновники не знают, что коровы пасутся на пастбище. Как этим службам дадут разрешение, то эти предостережения превратятся в протоколы об административных правонарушениях и штрафы».

«Меня больше волнует, что цена на молоко не растет. Думаю, что в этом году немного снизим себестоимость производства молока за счет собственных кормов, мы их заготовили почти на два года вперед. Урожай зерновых очень хороший, но зерно не берут, поэтому будем им кормить своих коров», – резюмировал Азат Карсакбаев.

30.01.2024
В России наметилась устойчивая тенденция сокращения поголовья коров: их количество снижается ежегодно, а в 2023 году достигло исторического минимума. The DairyNews обсудил с экспертами отрасли причины уменьшения молочного стада в России. Участники рынка поделились мнением о происходящем и рассказали, как избежать катастрофических последствий для производства молока, молочных продуктов и говядины.
Читать полностью