19.06.2015

Комментарий эксперта

Владимир Калгин, председатель совета директоров «Октябрьского молока» (Калужская обл.)
Владимир Калгин, председатель совета директоров «Октябрьского молока» (Калужская обл.):
В конце раздела «Статистика производства сырого молока» в таблице показано производство молока на душу населения в 2014 году 111,4 кг. Расчет не могу считать корректным. Насколько я понимаю, товарное молоко делится на численность населения России. Но в ЛПХ какое-то молоко все-таки производится. И семьи, у которых есть корова, молоко в магазине не покупают. Поэтому было бы корректно делить товарное молоко не на все население, а за минусом тех, кто питается собственным молоком. Возможно, получится цифра порядка 160 кг., которую показывают международные организации.

По программе сбалансированного развития молочной индустрии: пункты программы можно реализовать при заинтересованности государства в развитии молочной индустрии. Декларации мы слышим, но есть ли реальная заинтересованность?

П.2. Конечно, консервированные молочные продукты могут компенсировать колебания спроса и предложения. Мы видели, как сушкой и консервированием в Новой Зеландии занимается Фонтерра, фактически, государство в государстве.

П.3. Переработка сыворотки нерентабельна при небольших объемах, хотя и крупные производители, насколько я вижу, неохотно вкладываются. При желании можно в каждой области (по госпрограмме?) построить 1-2 завода, на которые свозить сыворотку от мелких переработчиков. Деньги потребуются небольшие.

П.4. Регулирование цены – принципиальный момент. Еще раз вспомним Фонтерру – по формуле расчеты цены они обеспечивают фермеру рентабельность капитала 6,5% при банковской ставке 2,5%. У кого-нибудь есть предложения, как обеспечить цену, которая даст рентабельность плюс четыре процента к нашей банковской ставке?

Понятно, что речь должна идти о справедливом распределении денег, полученных от конечного покупателя по цепочке от торговли к переработчику и производителю молока. Пока же мы видим монополию торговли и переработчиков, а производители молока последние 6-7 лет часто продают молоко ниже себестоимости.

П.5. Что касается кормов, электроэнергии – все производители находятся примерно в равных ценовых условиях и конкуренция приводит к повышению эффективности по этим статьям себестоимости. Но есть статьи, которые менеджмент не может контролировать – это зарплата и налоги на старых фермах, и платежи по кредитам – на новых

Основная проблема с себестоимостью на старых фермах – высокая трудоемкость и, соответственно, высокая доля зарплаты и зарплатных налогов. Зарплатные налоги последние 4 года растут, так местные бюджеты пытаются латать дыры. У новых ферм доля зарплаты в себестоимости ниже, но большие платежи по кредитам.

Безусловно, субсидирование процентной ставки – это мера поддержки банков, а не сельхозпроизводителей. Мы в этом году отказались от кредита на год на посевную, когда в феврале нам объявили ставку 25%, вместо 12% в прошлом году. И обошлись.

1. Существенно снизить налоговую нагрузку на молочный бизнес. Стартапы и новые инвестиционные проекты в области молочного животноводства и переработки молока освободить от налоговой нагрузки на 10 лет.

А почему стартапы и новые инвестиционные проекты должны получить конкурентные преимущества перед теми, кто уже работает?

Основная налоговая нагрузка сегодня у сельхозпредприятий, находящихся на сельхозналоге – зарплатные налоги и платежи. Они идут в местные бюджеты, которые в условиях кризиса дефицитны. Поэтому регионы последние несколько лет поднимают ставки зарплатных налогов. Хотя, если взглянуть на эту ситуацию по хозяйски, и посчитать, сколько регионы тратят на чиновников, которые занимаются самым разным контролем – и налоговым и всеми прочими, то, возможно, при сокращении этой армии контролеров, можно будет отменить налоги не только для стартапов

2. Пересмотреть подходы к формированию продовольственных балансов в молочной отрасли.

Интуитивно я могу предположить, что под продовольственным балансом в молочной отрасли имеется в виду некоторое соответствие между поступающим на переработку молоком и выпускаемой из него продукцией. Но поисковик не дал по этому понятию ни одной ссылки. Так кто и что формирует сегодня неправильно? Что нужно пересмотреть?

3. Одновременно с программой стимулирования роста производства сырого молока разработать и начать реализацию программы стимулирования потребления молочных продуктов, особенно молокоемких, таких, как масла и сыра.

Я не понимаю, почему нужно стимулировать потребление масла и сыра, когда народ любит потреблять творог, сметану и кефир?

4. Предоставить свободный и бесплатный доступ к земле сельскохозяйственного назначения, находящейся в государственной собственности, при условии готовности инвестировать в молочное и мясное животноводство.

При убыточности сельхозпроизводства вообще и молочного в частности, свободный доступ к земле никому не нужен. У нас в хозяйстве не возделываются более 200 наделов по 10 га, у которых есть собственники. В лучшем случае собственники удачно расположенных участков могут отдать свои участки в аренду по цене земельного налога. А у большинства такой возможности нет. Сами же собственники на собственной земле работать не хотят, предпочитают получать зарплату. Местные госорганы, кстати, с радостью передают землю тем, кто готов ее обрабатывать.

5. Существенно упростить/либерализовать нормативно-правовое регулирование в области сельского хозяйства и пищевой промышленности. Исключить разрешительный принцип регулирования отрасли. Лишить контролирующие органы возможности проводить проверки сельскохозяйственных и перерабатывающих организаций без разрешения суда на основании жалоб граждан.

В свое время у меня была экскурсия на крупный мясокомбинат под Филадельфией, штат Пенсильвания. Что интересно, на предприятии ежедневно трудились 4 государственных ветинспектора. Думаю, что несколько сотен фермеров, которые выращивали свиней для этого комбината, об этом знали. Но, с другой стороны, четыре инспектора – это лучше, чем полсотни, которые были бы нужны для контроля всех тех фермеров.

Так вот, если такие госинспекторы ежедневно работают на предприятии, то предприятие экономит на зарплате – не нужно нанимать своих контролеров. И ответственность за возможные проблемы с покупателями принимает на себя государство.

6. Предоставить молокоперерабатывающим предприятиям статус сельхозтоваропроизводителей.

Это справедливо. Сегодня производители молока не могут даже его полностью переработать – слетают с сельхозналога, для применения которого необходимо, чтобы сельхозпродукция составляла более 70% дохода, а переработанное молоко уже не является сельхозпродукцией.

7. Упростить сельхозтоваропроизводителям свободный доступ к «национальному достоянию» страны - вода, электроэнергия, газ. Пересмотреть тарифы для производителей молока и перерабатывающих предприятий.

Понятно, что плата за подключение электроэнергии и газа – абсурд, неведомый в мировой практике. Понятно также, что рост тарифов госкомпаний – это, фактически дополнительное налогообложение бизнеса, что нужно учитывать при оценке налоговой нагрузки. Снизить тарифы только для производителей молока – нереально. Налоговую нагрузку правительство должно не зафиксировать, как сейчас говорят, а снижать для всех, если кого-то интересует экономический рост. Для этого государство должно стать более эффективным и жить скромнее.

8. Исключить любую возможность дифференциации государственной поддержки: все участники рынка должны получать одинаковый сопоставимый объем государственной поддержки либо не никто не должен ее получать.

С месяц назад на Dairynews была публикация, где приводились данные исследования Высшей школы экономики о распределении субсидий. Насколько я помню, десяток крупных сельхозкомпаний получают 80% госсубсидий. Видимо, это производители свинины, птицы и зерна, где созданы крупные полу- или около-государственные компании. Чиновники легко субсидируют свой бизнес. И почему они должны делиться с производителями молока? Мне не доводилось слышать о чиновниках, вовлеченных в молочное производство.

9. Отказаться от существующей системы племенного животноводства как атавизма советского периода, либерализовать рынок КРС, отказаться от поддержки племзаводов и племрепродукторов как не принесшей результата, а, напротив, поддерживать развитие национальных и региональных ассоциаций крупного рогатого скота. При этом необходимо создать государственный и региональные реестры крупного рогатого скота, провести инвентаризацию и полноценный учет КРС. Предпринять все меры для предотвращения незаконной торговлей неучтенным скотом. Данная мера, позволит обеспечить большую прозрачность при учете объемов производства товарного молока, упростить работу контролирующих органов, улучшить эпизоотическую ситуацию.

У нас племзавод, его внесли в реестр Минсельхоза по достигнутым показателям – надоям, выходу телят и каким-то еще. Племзавод располагает специалистами, ведущими селекционную работу, ведет родословную коров, поддерживает чистоту породы. Как бы там ни было – это некоторый знак качества для покупателей молодняка, я не понимаю, кому он мешает.

Субсидии на племенных коров у нас составили в 2009 году 1 руб. в пересчете на 1 кг молока, а в 2014 – 20 коп. В этом году племенных субсидий не будет, т.к. по условиям для их получения нужно обеспечить среднюю зарплату в хозяйстве в два раза выше прожиточного минимума в регионе. Мы посчитали, что при таком повышении зарплаты мы должны заплатить зарплатных налогов в три раза больше суммы субсидий.

Засилие фальсификата


Безусловно, наличие дешевого фальсификата приводит к снижению продаж натуральной продукции. Хотя грамотный покупатель благодаря многочисленным телепрограммам на эту тему уже понял, что дешевая продукция натуральной быть не может и, при наличии денег, выбирает продукты подороже. Проблема в том, что жизненный уровень и реальные доходы населения снижаются. Люди начинают выбирать более дешевые продукты, понимая, что они не натуральные.

Боюсь, что в ближайшее время фальсификат на прилавках останется, т.к. на нем сходятся интересы крупных игроков продуктового рынка.

1. Правительству, чиновникам, важно во время кризиса и снижения уровня жизни накормить население дешевым продуктом, не напоминая лишний раз, что это не натуральный продукт.

2. Несколько крупных импортеров и переработчиков пальмы заинтересованы в увеличении продаж, что сделать проще, если не подчеркивать, что продукция не животная, а растительная.

2. Многим производителям молочных продуктов в условиях снижения покупательской способности выгодно производить фальсификат для снижения себестоимости.

4. Крупным торговым сетям интересно купить продукт дешево и продать его большему числу покупателей с похудевшими кошельками.

5. Да и покупателям с низкими доходами психологически более комфортно купить дешевый продукт, у которого хотя бы название натуральное.

А кому фальсификат невыгоден? Только производителям молока. Но я не думаю, что их голос из деревни кто-то услышит. А если и услышит, то не обратит внимания. Перечисленные выше игроки обладают на рынке реальной властью, а интересы производителей молока можно и проигнорировать.
20.06.2022
Госдума рассматривает законопроект, предусматривающий получение фермерами земельных участков без торгов. Об этом в ходе круглого стола «Совершенствование механизмов выделения земли для фермерских хозяйств» заявила Светлана Ходнева, заместитель министра сельского хозяйства РФ, пишет The DairyNews. Подробнее о предлагаемых ведомством изменениях, а также о «серых схемах» и операциях с землями сельхозназначения — читайте в нашем обзорном материале.
Читать полностью
Календарь