21.08.2015

Комментарий эксперта

Максим Мельников, Заместитель генерального директора по экономике и финансам ОАО СХП "Вощажниково"
Максим Мельников, Заместитель генерального директора по экономике и финансам ОАО СХП "Вощажниково":
DN: Как Вы оцениваете ситуацию на рынке молока-сырья?
За лето особо ничего не поменялось.

DN: Каково на Ваш взгляд влияние курса валют на рынок?
Какого-то немедленного влияния от последних изменений мы не почувствовали. Почувствуем осенью, когда будем покупать семена, удобрения. На цену на сырое молоко это пока никак не повлияло. Цены на молоко в валюте хоть и биржевые, они меняются сиюминутно, но поменяться в день они не могут – есть уже подписанные контракты, есть запасы. По поводу конвертации цен на технику сказать не можем, поскольку сейчас активно ничего не покупаем. Но ничего необычного в этом я не вижу – часть техники мы покупали в привязке платежей к курсу.

DN: Возможен ли рост фальсификата на рынке молочной продукции из-за желания некоторых переработчиков снизить себестоимость производства? Кто сильнее всего пострадает от роста объемов фальсификата?
Возможен, как всегда. Хотя сейчас, при росте курса, вероятность несколько ниже. Если говорить о спросе, никто же не запрещал продажу фальсификата. Но надо понимать, что потребитель, который покупает сыр за 200 рублей на полке, не будет его покупать, если тот будет стоить 400 рублей. Эти наивные рассуждения о том, что все будут покупать молочную продукцию, что бы не случилось, мы к ним не склонны. Говоря о страданиях - если если брать в расчет физиологические нормы потребления, то, да, потребитель пострадает. С точки зрения бизнеса, в первую очередь, пострадаем мы – производители сырого молока.

DN: Каковы будут последствия более серьезного падения потребительского спроса для всех игроков рынка?

Падение спроса – падение выручки. При росте цен всех закупок и падении реализации пострадают все. У переработчиков не такая высокая реализованность, закредитованность, их активы производства могут быть остановлены, в отличие от нас.

Животных остановить нельзя, поэтому, в первую очередь, пострадают производители молока. У тех, у кого высокая кредитная нагрузка – а это, в том числе, и самые эффективные производства, запущенные недавно, увеличится просрочка. За падением спроса немедленно последует падение производства молочной продукции и цен на сырое молоко, за ним – падение производства сырого молока, и, как следствие, увеличится доля фальсификата. Ну, и разговоры про продовольственную безопасность и выполнение показателей госпрограмм можно будет продолжать в сугубо теоретической плоскости.

DN: Какие действия необходимы для стабилизации рынка?
Есть ощущение, что вариант с эмбарго отработал. Я имею в виду, что он, в принципе, практически не работает. Нужно с этим что-то делать. Необходимо как-то разбираться с поддержкой производителей молока и молочной продукции. В первую очередь, по кредитным ставкам. Так же нужно решить вопрос с импортом. Возможно, ввести госпошлины на не производящиеся в России товары для стабилизации рынка; в нашем положении нужно политическое решение, подкрепленное осмысленными действиями. Необходимо понимание – нужна ли в стране собственная молочная отрасли и в каком виде она должна быть. И действовать соответственно до конца, а не полумерами. Вопрос-то не новый, он обсуждается уже много лет, просто политической воли принять окончательное решение так и нет. В прошлом году, вроде, подошли в плотную к ответу (я имею ввиду работу, которую Минсельхоз и Союзмолоко делали с BCG) – если мы хотим своё молоко в объемах, записанных в программе, то нужно очень много долгих и дешевых денег инвестировать в модернизацию и создание производства, переработки, логистики. Необходимо стимулировать всех участников цепочки трезво смотреть на сроки окупаемости и распределение маржи. Признать, что патриотизм – патриотизмом, но импортозамещение, особенно в технологичных и наукоемких отраслях, за год не делается. Если такой возможности нет – признать, что молоко – это деликатес, который не будет доступен широкому кругу потребителей. А косметические ремонты вроде отрывания от сердца и экстренная раздача миллиарда-другого «селянам» - это не решение, и ничего в долгосрочной перспективе оно стабилизировать не может...
30.11.2022
На прошлой неделе Lely International объявила о прекращении работы программного обеспечения Horizon на территории России. Программа недоступна пользователям в РФ с 24 ноября, а все фермы, которые использовали ее, будут переведены на T4C. The DairyNews обратились за комментариями к представителям Lely, а также опросили представителей животноводческих хозяйств, чтобы узнать, возникали ли у них проблемы с программным обеспечением или комплектующими для используемых на фермах роботов.
Читать полностью